Выберите регион

Смотрим на

 

Прямой эфир

30 августа 2010, 21:05

Шоу Риты Митрофановой. Валдис Пельш в гостях у Риты Митрофановой

МИТРОФАНОВА: В гостях у нас Валдис Пельш.

ПЕЛЬШ: Да, это я, добрый вечер, дорогие радиослушатели.
МИТРОФАНОВА: И подзуживать даже не пыталась, спрашивать, кто это пел в начале часа. Том Джонс.
ПЕЛЬШ: Подожди, а ты меня хотела спросить?
МИТРОФАНОВА: Конечно.
ПЕЛЬШ: Так это Том Джонс пел? Чего же ты меня не спросила? Что ты смотрела в сторону звукорежиссера?
МИТРОФАНОВА: А я думала, что начну тебя подзуживать твоей ╚Угадай мелодию╩, в которой я, кстати, несколько лет назад угадала что-то с твоей подсказкой, заработала 12 тысяч рублей и заплатила с них налоги.
ПЕЛЬШ: Заплатила с них налоги, потому что наша программа, как и все, что мы делаем, это все законно, законопослушно и правильно, и главное, приносит радость людям. Ты же, заплатив даже 30 процентов с 12 тысяч рублей, все равно осталась довольна?
МИТРОФАНОВА: Я даже девочкам в ту комнату, где выдают эти деньги под расписку, купила виноград, как сейчас помню. И была довольна. Единственное – была удивлена, что встретила очень много сумасшедших людей в ╚Останкино╩. Но не профессией озадаченных сумасшедших┘
ПЕЛЬШ: Профессией озадаченных там тоже много┘
МИТРОФАНОВА: Странные люди, которые годами живут прямо в этих переходах, которые ходят на программы, снимаются┘
ПЕЛЬШ: Они живут не только на программах, они еще и в павильонах живут у ╚Останкино╩, они ждут звезд у подъездов, мерзнут, им холодно, но они все равно стоят и ждут, потому что они верят, что им обязательно нужна эта встреча. Но, на счастье наше, телевизионщиков, есть Леонид Аркадьевич Якубович.
МИТРОФАНОВА: Аааа, он на себя берет весь удар?
ПЕЛЬШ: Подходит к тебе человек и верит, что ты решишь его проблему. А проблемы, кстати, у людей не хилые.
МИТРОФАНОВА: Разменять ╚трешку╩ в Орле?
ПЕЛЬШ: Не разменять, а получить ╚трешку╩ в Орле, муниципальную. И ты можешь потратить очень много времени, чтобы объяснить, что у тебя не получится в Орле ему ╚трешку╩ выбить. Но он тебе не поверит и подумает, что ты сволочь, ты просто не хотел заниматься его проблемой. Тогда ты говоришь: я, конечно, могу поучаствовать, но сейчас, минут через 15 выйдет Леонид Аркадьевич Якубович, – а ты его видел, он действительно собирался выходить, "вы понимаете, что он решит эту проблему гораздо быстрее". Человек говорит: да. Он сразу к тебе теряет интерес, потому что ты ноль. И бедный Аркадьевич отдувается за нас всех. Так что, если к тебе подойдут, вали на Леню!
МИТРОФАНОВА: Я в таком спокойном статусе, что меня никто не спрашивает. Даже после съемок программы ╚Девчата╩ все фотографируются с Аллой Довлатовой. Не знаю, завидовать или нет.
ПЕЛЬШ: Странно, а я бы с тобой и с Ксюхой Собчак сфотографировался, в первую очередь, с Довлатовой – во вторую.
МИТРОФАНОВА: Я напомню нашим слушателям: Валдис Пельш – российский музыкант, шоумен, телевизионный ведущий, директор детского развлекательного┘
ПЕЛЬШ: Я уже лет 6-7 уже не директор. Я полтора года вместо покойного Сережи Супонева занимал этот пост, и, когда меня уже можно было отпустить с этого поста, я пришел к Константину Львовичу, заплакал, как ребенок, и сказал: Константин Львович, отпустите меня, пожалуйста, на передовую! Не могу я в штабу сидеть! Он посмотрел на меня взором внимательным и сказал: иди, сынок, тебе здесь не место! И я пошел в люди.
МИТРОФАНОВА: И с тех пор, кроме всего выше перечисленного, и, конечно, полетов с парашютом, что-то еще добавишь?
ПЕЛЬШ: Ты и это знаешь?!
МИТРОФАНОВА: Я знаю настолько хорошо, что даже хотела уточнить об этом мировом рекорде. Я уверена, что тебя слушают твои коллеги по парашютному спорту и твои друзья, и просто люди, которые нечаянно обнаружили тебя вдруг на ╚Маяке╩┘
ПЕЛЬШ: Или увидели меня висящим на парашюте из окна.
МИТРОФАНОВА: Я слышала, но подробности очень хочу узнать. Кто? Сколько? Знаю 180┘
ПЕЛЬШ: Ты про рекорд, который был установлен этим летом?
МИТРОФАНОВА: Да.
ПЕЛЬШ: Я в нем не принимал участие, потому что мне пришлось сделать перерыв, мне нельзя было по состоянию здоровья прыгать. А до этого я принимал участие в четырех рекордах: в мировом рекорде, в трех российских, одном европейском. Сейчас был установлен новый сумасшедший рекорд – 180 россиян взялись в небе за руки, за ноги и образовали идеально красивую фигуру, и установили новый европейский континентальный рекорд, он же рекорд России. Самое интересное, что этот рекорд происходил без какой-либо поддержки Госкомспорта и парашютной Федерации, для них просто этих людей не было. А люди ведь честь страны отстаивали! В мире никто больше так не может сделать, кроме нас. Я просто хочу сказать: ребята, вы молодцы, вы герои! В Рязани есть компания┘
МИТРОФАНОВА: Это там было?
ПЕЛЬШ: Нет, это в Коломне было. А в Рязани есть компания ╚Криоген╩, они кислород поставляют, а нам нужен кислород, чтобы дышать им на высоте. Они его привезли за свои деньги. Спасибо вам огромное, так держать! В следующем году будем собирать 200 человек, и я там буду железно. Так что приходи на меня посмотреть и на 199 парней и девчат. Кстати, многие из них не женатые.
МИТРОФАНОВА: А как это происходит? Люди взрослые, совершенно разных профессий, возрастов и подготовки┘
ПЕЛЬШ: Более того, находясь в трезвом уме и твердой памяти, покидают абсолютно исправный летательный аппарат, который летит на высоте где-то 6300 метров┘
МИТРОФАНОВА: И кислорода там нет?
ПЕЛЬШ: Там нет кислорода, поэтому мы дышим при помощи кислородных трубок, выбрасываем их перед прыжком, и нам хватает долететь до высоты 5 тысяч метров, там мы уже дышим нормально.
МИТРОФАНОВА: Значит, все бесплатно?
ПЕЛЬШ: Нет, все платили взносы, оплачивали и керосин, и аренду самолета.
МИТРОФАНОВА: И два парашюта?
ПЕЛЬШ: Ну, в ранце, в рюкзачке, чтобы тебе было понятно, два парашюта, один чуть побольше, он называется основной, а второй чуточку поменьше, он называется запасной. Различить их очень легко. Запасной, как правило, белого цвета, а основные – разных расцветок. Кстати, я знаю, что один поклонник-парашютист твоего таланта хочет твой портрет на парашюте набить. Будет летучая Митрофанова.
МИТРОФАНОВА: Ты что обманываешь!
ПЕЛЬШ: Приезжай, посмотришь, увидишь.
МИТРОФАНОВА: Чем ты еще занимаешься?
ПЕЛЬШ: Я занимаюсь тем, что вынашиваю новых планов громадье. И, допустим, поскольку программа ╚Розыгрыш╩ иногда встает в эфирной сетке против программы ╚Девчата╩, и мы вас метелим по рейтингам, как детей, я думаю, что, может быть, к осени или к весне следующего года выйдет на ╚Первом канале╩ еще пара проектов, и мы продолжим вас метелить. Как метелили мы вас, так и будем метелить! Что? Нечем крыть?
МИТРОФАНОВА: А зачем крыть?
ПЕЛЬШ: Повышайте качество продукции.
МИТРОФАНОВА: Ты же знаешь, чем я крою вне эфира, и делаю это от души.
ПЕЛЬШ: А можно, я про тебя сейчас правду скажу?
МИТРОФАНОВА: Только, пожалуйста┘
ПЕЛЬШ: Дорогие друзья, дело в том, что сейчас в эти слякотные дни Митрофанова кроет вне эфира в два-три раза чаще обычного. Это детерминировано простой вещью – она вернулась после долгого зарубежного отдыха, и ей тяжело акклиматизироваться. Увидите Митрофанову на улице, подойдите и просто молча обнимите ее, прижмитесь, постойте в обнимку с ней секунды три и идите дальше, потому что ей нужна помощь, ее надо спасать.
МИТРОФАНОВА: Психологическая помощь. Признаться, в доле шутки есть доля шутки. Я действительно очень тяжело переживаю отношения, я не знаю, откуда начинать, я не понимаю, почему к людям, которые пришли на концерт небезызвестной группы U-2, милиция, охранники относились как к свиньям, быдлу и уродам. С нами обращались ужасно, нам хамили, хотя мы просто спрашивали, где выход. Мне обидно. Мне обидно, что в женском туалете не было даже не то что бумаги, об этом я даже не говорю, не было мыла, чтобы помыть руки!
ПЕЛЬШ: Я тебе могу объяснить, откуда это произошло. Этих милиционеров, которые хамили и при этом порочили честь своего мундира, потому что для них мундир уже ничего не значит, их никто не обнимал на улице, как будут тебя обнимать завтра. Их никто не сделал лучше. Но, рано или поздно, любовью, вниманием и вежливостью мы покончим с такими┘ Подожди, а тебе когда милиционеры хамили на U-2, ты им тоже по матушке?
МИТРОФАНОВА: Нет, единственное, что я сказала, что прописана в районе ╚Лужников╩ и что к метро не должна идти.
ПЕЛЬШ: Но без любви ты с ними говорила, а надо было вежливо и с любовью, это обезоруживает, кстати. Очень многие люди понимают, что они в запарке работы вдруг потеряли человеческое лицо, а тут такая красивая девушка, блондинка, умная, потому что в очках, ведущая программы ╚Девчата╩. Они же тебя узнают! И они просыпаются из этого анабиоза и становятся лучше. Я красивую картину нарисовал?
МИТРОФАНОВА: Да, ты как Лев Толстой – непротивление злу насилием.
ПЕЛЬШ: Хуже, я как Фурье. Ты знаешь, кто такой был Фурье?
МИТРОФАНОВА: Фурье фамилию помню, а так – не очень.
ПЕЛЬШ: Она не знает французский утопический социализм! Так вот, Фурье считал, что когда люди сделают мир лучше, звери начнут служить людям, и появятся антитигры и антикиты, которые будут прислуживать людям и им помогать, потому что настолько все будет хорошо. Вот в этом плане я поклонник Фурье. А школьные знания тебе нужно освежить.
МИТРОФАНОВА: Да, да, может быть, какую-нибудь передачу?
ПЕЛЬШ: Давай. Есть программа с Аней Семенович, называется ╚Барышня и кулинар╩, а мы с тобой сделаем программу ╚Философ и дупло╩.
МИТРОФАНОВА: Давай тогда без меня, я уступлю свою роль той, у которой грудь большая, еще больше моей в 6 раз.
ПЕЛЬШ: У кого? У Семенович?
МИТРОФАНОВА: Да нет, у Арно.
ПЕЛЬШ: Зачем? У Арно все хорошо, а с тобой мы будем делать программу ╚Философ и дупло╩. Не надо на себя дупло сразу примерять. Дупло – это аллегорический некий ларец знаний, который мы будем закладывать.
МИТРОФАНОВА: Я вот тоже философский факультет хотела закончить, но родители сказали: иди на юрфак.
ПЕЛЬШ: Знаешь, ты и Земфира, вы хотели, а я взял и закончил.
МИТРОФАНОВА: Да ты что?! И поэтому ты такой иногда зануда?
ПЕЛЬШ: Конечно.
МИТРОФАНОВА: Самое главное в мужчине – это чувство юмора и отсутствие занудства. Вот ты с возрастом за собой замечаешь какие-то огрехи? Ты же отличный чувак, ты музыкант, прежде всего, а не философ.
ПЕЛЬШ: Я удачно совмещаю в себе еще и роль отца, и роль дайвера, муж я не могу сказать, что приличный┘
МИТРОФАНОВА: Конечно, второй брак у тебя.
ПЕЛЬШ: Чувствую за собой слабости всякие в плане того, что я должен самосовершенствоваться. А еще я иногда дежурным по апрелю работаю, совершаю хорошие поступки.
МИТРОФАНОВА: Вообще вид у тебя благостный. Ты не выпиваешь уже несколько лет.
ПЕЛЬШ: Да, я трезвенник. Я закладываю за воротник раз в году с двенадцатым ударом курантов, выпиваю бокал шампанского. В этот момент ко мне лучше не подходить. И все.
МИТРОФАНОВА: Это у тебя какая-то идеологическая теория или просто ты решил – харэ?
ПЕЛЬШ: По состоянию здоровья мне нельзя было год употреблять алкоголь, я его не употреблял и донеуптреблялся, потому что пошел второй год, и я подумал, чего-то мне совсем не хочется, пошел третий год, и я понял страшную вещь – мысль об алкоголе стала мне казаться не только абсурдной, но и вредной. И с этим я живу уже четвертый год.
МИТРОФАНОВА: Ты своим друзьям навязываешь какие-то свои┘?
ПЕЛЬШ: Нет, это невозможно навязать, это нужно осознать. Замечательные бывают моменты, когда ты понимаешь, что ты абсолютно прав. Это, как правило, случается в vip-залах аэропортов. Допустим, Алма-Ата. Утренний рейс, все артисты летят в Москву. А поскольку вылет ранний, а концерт закончился поздно, то ложиться спать не имело смысла, и все газовали, ну, почти все. И вот ты в vip-зале встречаешь помятые, жалкие лица, и мысль у них одна – мама, зачем я столько пил вчера? И кто вчера принес коньяк в гримерку? А ты, как молодой огурец, своим просветленным видом им говоришь: ребята, неправильно вы живете. И многие меняются.
МИТРОФАНОВА: Ну, дай бог, что называется.
ПЕЛЬШ: Тебе сейчас скучно со мной стало?
МИТРОФАНОВА: Нет, я отвлеклась.
ПЕЛЬШ: Точно не скучно тебе со мной?
МИТРОФАНОВА: Нет, я даже в занудстве тебя особо не обвиняла, просто так прощупала, как сапер, а то вдруг┘
ПЕЛЬШ: А тебе надо было стакан поставить передо мной рядом с микрофоном, туда налить водки и вот: ты не пьешь, Валдис, а что это у тебя в стаканчике? И вдруг┘.
МИТРОФАНОВА: Зеленый змий. На самом деле, многие слушатели иногда обижаются, что я не читаю вопросы с форума. Поэтому я смотрю на тебя, слушаю, а у меня же глаз один на тебя смотрит, а другой на форум, понимаешь? И ощущение создается у гостя, что я тебя не слушаю, а смотрю┘
ПЕЛЬШ: Слушай, то-то я смотрю, в ╚Девчатах╩ ты косишь. Что же ты, думаю, косишь? А это у тебя профессиональное, от радиодиджея.
МИТРОФАНОВА: Я не так часто кошу, как хотелось бы.
ПЕЛЬШ: Но зато ты видишь всех своих коллег по программе, ты всех контролируешь?
МИТРОФАНОВА: Нет. Единственное, на что я больше и больше хочу рассчитывать, что мы действительно очень разные, из разных таких дамских группировочек. Ведь дамские компании, они особые. Я, например, знаешь, что от твоей коллеги Татьяны Арно услышала, когда первый раз появилась? Знаешь, как она меня раскритиковала!? Я аж плакала, потому что мы с ней приятельствовали, а она меня...
ПЕЛЬШ: Но Танюша же тебя не приложила. А я тебе могу на это сказать, что два года назад у нас был концерт ╚Несчастного случая╩ отчетно-выборный очередной, юбилейный. Я пришел к тебе на эфир, ты лисой вокруг меня тю-тю-тю, ой, Пельш, Пельш, ╚Несчастный случай╩┘
МИТРОФАНОВА: А потом?
ПЕЛЬШ: А потом через два дня у тебя был Леша Кортнев. И ты про меня такое говорила! Ты говорила: ну, этот твой, ну, этот был у меня в эфире Шлеп, а, нет, Пельш. Так что, милая моя, Таня Арно – ангел по сравнению с тобой.
МИТРОФАНОВА: Ангела Меркель меркнет.
ПЕЛЬШ: Ангела меркнет, совершенно верно.
МИТРОФАНОВА: Валдис Пельш, тебя очень хвалят наши слушатели, пишут очень много приятных вещей, и главное, что ты хорошо выглядишь. Действительно у тебя был период, когда ты как-то не очень хорошо выглядел.
ПЕЛЬШ: Заметьте, уважаемые радиослушатели, что Рита Митрофанова, когда говорит другому человеку в лицо: был у тебя период, когда ты не очень хорошо выглядел, – она так улыбается при этом, так улыбается...
МИТРОФАНОВА: Да, ну тебя!
ПЕЛЬШ: Ну, кто не без греха...
МИТРОФАНОВА: Конечно, чуть больше ел в тот момент или плохое настроение?
ПЕЛЬШ: Чуть меньше спал и чуть больше нервничал.
МИТРОФАНОВА: Вот! А теперь все тьфу-тьфу встало на свои места.
ПЕЛЬШ: Да, полный баланс, я открыл чакры и качаю космическую энергию. Вот ты качаешь из Интернета что-то?
МИТРОФАНОВА: Нет, я не умею.
ПЕЛЬШ: Вот и не качай, и я не качаю, я качаю прямо из космоса. Никакого пиратства, удовольствие несоизмеримо выше.
МИТРОФАНОВА: Есть звонок у нас, я даже боюсь, вдруг кто знакомый, кого мы приложили? Только с усами этого дядю, ну, великого, который с квартирами посодействует┘
ПЕЛЬШ: А, Леонида Аркадьевича? Нет, ну, мы о нем хорошее, он хороший, мы его любим.
МИТРОФАНОВА: А музеем ╚Поля чудес╩ можно, мне кажется, весь ЦАО прокормить, маринованными огурцами.
ПЕЛЬШ: Более того, и маленький зоопарк еще можно сделать, потому что ему же дарят еще живых животных – коз, курей, утей, гусей, кролей, сельдей, осетрей. Звонок будет или нет?
МИТРОФАНОВА: Жесть! Есть! Алло!
ПЕЛЬШ: Добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Рита и Валдис. У меня три вопроса к Валдису и одно пожелание Рите. Валдис, я вас, может быть, удивлю, но поскольку я слышу, что вы человек спортивный, увлекающий парашютизмом┘ Являетесь ли вы футбольным болельщиком, есть ли у вас какая-нибудь команда в чемпионате России по футболу? Если да, то как вы пережили непопадание нашей сборной на Чемпионат мира?
ПЕЛЬШ: Я не являюсь футбольным фанатом, я практически не слежу за футболом и очень слабо разбираюсь в этой игре. Я выбрал дайвинг и парашютный спорт, это мои направления, и в них более-менее прилично разбираюсь. А тут я профан, извините. Давайте второй вопрос.
СЛУШАТЕЛЬ: А вы зимними видами спорта увлекаетесь, в частности, хоккеем? Как вы пережили наши так называемые выступления в Канаде? А к Рите┘ Рита, можете поздравить, у меня к вам первый дебютный выход, я вообще после 23:00 на ╚Спортивный канал╩ звоню, а к вам впервые. Я сам инвалид по зрению, поэтому у меня к вам будет очень маленькая, но очень удивительная просьба. Я знаю, что у вас идет программа после 22:00, где вы ставите заявки, но дело в том, что я по мобильнику сообщения скидывать не умею, поскольку я эти кнопочки просто не вижу┘
МИТРОФАНОВА: Что вам поставить?
СЛУШАТЕЛЬ: У меня убедительная просьба, у меня молодость пришлась на 1970-80 годы. Если можно Led Zeppelin – Stairway To Heaven, ╚Лестница в небо╩, обалденная вещь. И самое последнее. Риточка, я представляю, что вы очень женственная, красивая женщина, жалко, что у меня нет дома Интернета, и я вас не вижу, но, тем не менее, я покорен вашим голосом, я целую ваши ручки, целую ваши прекрасные глазки.
МИТРОФАНОВА: Ну┘ мне неудобно, гость же все-таки в гостях┘ Но мы ╚Лестницу в небо╩ обязательно поставим.
ПЕЛЬШ: Я хочу сказать звонившему, он не представился или я не запомнил, что когда вы сказали: я целую ваши ручки, – Рита покраснела. По поводу хоккея, зимних видов спорта, тоже не моё, но я иногда прыгаю зимой. Зимой очень холодно прыгать, на высоте минус 37 – 40 с копейками. Я сейчас одну вещь скажу: пожалуйста, уважаемый Олимпийский комитет, ну, прислушайтесь ко мне, нельзя делать неуклюжего зверя символом нашей сборной. Уберите Чебурашку с нашей эмблемы! Он милый, он замечательный, он любимый, но он не спортивный талисман! Вот как мы Чебура уберем, все золото мира в спортивной борьбе будет собрано нашими.
МИТРОФАНОВА: Я чувствую, Валдис уже не один день и не один месяц обдумывает эту историю с Чебуратором.
ПЕЛЬШ: Как только Чебурашка появился, меня как пронзило, как вштырило. Это было в Австралии, тогда, по-моему, первый раз появился┘
МИТРОФАНОВА: А если авторские не перечисляют его создателю, то он вообще┘
ПЕЛЬШ: А давай ему просто денег заплатим.
МИТРОФАНОВА: Мы об этом подумаем.
ПЕЛЬШ: Я сейчас летел долго через моря и океаны, восемь часов, и в предлагаемом меню фонограмм нашел совершенно обалденный банк, он называется ╚Хиты Объединенного королевства ╧1╩, с 1957 года по нынешнее время. То есть, все песни, которые занимали первые строчки в хит-парадах. Можно радиостанцию на этом одном банке данных сделать. И даже не париться, уволить всех звукорежиссеров.
МИТРОФАНОВА: Ну, ее мы оставим, у нее ребенок маленький.
ПЕЛЬШ: Нет, в смысле тех, кто придумывает музыкальный формат, и просто брать 1957 год, 1968 год, 1973 год.
МИТРОФАНОВА: А вдруг пропустишь чего, или она кругаля будет давать?
ПЕЛЬШ: Ну, вразброс. И закрывай радиостанцию на ключ, только размести рекламу, чтобы денежки тебе приходили. Подумай.
МИТРОФАНОВА: Я уже вторую неделю думаю. На прошлой неделе у меня два писателя в гостях были – Белобров и Попов, очень смешные, обожаю их. Так вот они говорят, что надо сделать радио AC/DC, у них столько альбомов┘
ПЕЛЬШ: Но их мало, таких оголтелых фанатов.
МИТРОФАНОВА: Да ты что? Много.
ПЕЛЬШ: Я, кстати, нашел песенку, которая звучала в момент моего рождения в 1967 году, очень хорошая песенка. Не вспомню сейчас, как называется, но она очень милая.
МИТРОФАНОВА: Вопрос, который и от слушателей исходит, и от меня.
ПЕЛЬШ: Ну, давай, исходи уже вопросом.
МИТРОФАНОВА: Я слышала, что люди, которые достаточно долго работают на телеке, потом становятся психически или психологически от этого телека зависимыми. И что порой у этих людей даже стресс бывает, если их не выпускают в эфир, они страдают чуть ли ни физически, мучаются, это как страсть к курению, о котором тебя спрашивают, ты же курильщик заядлейший?
ПЕЛЬШ: Да, но я могу 15 часов не курить совершенно спокойно, меня чего-то это не парит. Уникальная способность наших латышских организмов, нам, латышам, это дано, что мы не зависим ни от алкоголя, ни от табака, ни от телевизора, мы двигаемся по жизни, просто получая удовольствие.
МИТРОФАНОВА: Причем без акцента. Это мы отметили твой прекрасный русский язык.
ПЕЛЬШ: Я же в 1983 году закончил школу и был послан с секретным заданием в Москву разваливать Советский Союз, чтобы обеспечить независимость республикам Балтии, Украине, Белоруссии и России – от республик Балтии тоже независимость дать. Приехал, а ты понимаешь, чтобы войти в доверие, нужно говорить чисто. Приехал, развалил Советский Союз к 1991 году и как-то сроднился со всеми живущими в Москве, в России, думаю, останусь-ка я здесь, разделю участь страны, разваленной мною.
МИТРОФАНОВА: А твои родители – папа у тебя латыш, а мама русская? Ты их тоже разделил?
ПЕЛЬШ: Нет, я их не разделил, родители, слава богу, живы и здоровы, передаю им огромный привет, и сейчас у меня большая радость – папа через несколько дней приедет из Риги в Москву, я его жду – не дождусь, потому что вытащить латыша-ортодокса, каким является мой батюшка, это очень сложно. Он не понимает, зачем существует огромное пространство Земля, если есть Латвия, и там очень хорошо жить.
МИТРОФАНОВА: Частный дом, машина хорошая и кофе с молоком утром.
ПЕЛЬШ: И море, и сосны, янтарь, рыба, озера, скалы.
МИТРОФАНОВА: После этого списка вылазить действительно никуда не хочется, а то в Москве только дым да дым кругом. Так в песне поется?
ПЕЛЬШ: Путь далек лежит┘ Эта песня про моего папу, который отправляется в дорогу. Папа, счастливого тебе, легкого пути, я тебя жду!
МИТРОФАНОВА: И еще есть вопрос, на откровение тебя вызывает наш слушатель.
ПЕЛЬШ: Видел ли я свет в конце тоннеля?
МИТРОФАНОВА: Вы побывали на грани жизни и смерти, Ангелина спрашивает, какая высшая истина вам открылась? Что вернуло вас к жизни?
ПЕЛЬШ: Меня ничего не возвращало к жизни. Во-первых, я был уверен, что на данный момент еще планирую здесь остаться на некоторое время, и никакой истины мне не открылось. В этом плане я зануда и скучен до оскомины, к сожалению. Я мог бы соврать, что ╚вышел, размялся, спросил сигарет – просто для смеха, взял на перроне обратный билет, сел и поехал...╩ Это Кортнев Алексей, песня о человеке, который путешествует и доезжает до райских ворот на поезде.
МИТРОФАНОВА: А вы с ним общаетесь?
ПЕЛЬШ: С Лешкой? Конечно. Не далее как два дня назад мы с ним задумали новый глобальный проект. Сейчас Леша в перерывах между съемками, опять снимается в каком-то кино и опять играет наверняка поддонка. Вот недавно был сериал┘
МИТРОФАНОВА: У него рожа такая┘
ПЕЛЬШ: А ты видела сериал, где Кортнев играл банкира, подлеца, который жену мучил, детей отнял? Какие у него там глаза были? Совсем другие, злые-презлые! У Леши очень хороший послужной список, он же начинал в ╚Прорве╩, играл энкавэдэшника, потом он сыграл агента французской разведки, естественно действующего против нашей страны, потом он сыграл фашиста, причем эсэсовца. Я ему сказал: Леша, твой следующий шаг – это полпотовец, потому что хуже уже нельзя. Очевидно, я ему тогда предсказал, что у него будет много отрицательных персонажей. И я просто вскакивал и кричал: какой же ты, Кортнев, подлец! Вот так правдоподобно он играет злых персонажей.
МИТРОФАНОВА: То есть, ты, вопреки Станиславскому, кричал: верю?
ПЕЛЬШ: Да, верю, подлец, тебе верю!
МИТРОФАНОВА: Единственное, у него есть один конкурент. У меня сосед есть хороший – Миша Горевой, тоже артист известный, он все время таких злодеев играет, его даже за границу взяли злодея русского играть.
ПЕЛЬШ: Я думал, ты сейчас скажешь: его даже за границу не выпускают, потому что он злодей.
МИТРОФАНОВА: Нет, за границу выпускают, все нормально. В общем, ты замял ответ на вопрос┘
ПЕЛЬШ: О свете в конце тоннеля?
МИТРОФАНОВА: И об этом замял, и о том, что люди без телека не могут. Ты можешь без телека?
ПЕЛЬШ: Я же сказал: я могу не курить, я могу не пить, я могу без телека. Я могу очень долго не дарить женщинам цветы, тоже, кстати, нет зависимости.
МИТРОФАНОВА: Это вообще ерунда. Мне дядя Петя вообще никогда не дарит цветы, я нормально чувствую.
ПЕЛЬШ: Он держится, силу воли свою проверяет. Вот приди к нему сегодня и скажи: дядя Петя, хватит, дари мне цветы! Всё, он тут же помчится, и у него просто камень упадет с плеч.
МИТРОФАНОВА: Да нет. У него есть теория о том, что если мужчина дарит женщине цветы, значит, он провинился в чем-то, то есть, где-то у него косячина какая-то, позвонил бывшей или мало ли, ну, зажал что-то, или с работы раньше ушел, а сам сказал┘
ПЕЛЬШ: Слушай, сколько он косяков уже наделал, а держится!
МИТРОФАНОВА: Нет, подожди, это ты про кого сейчас?
ПЕЛЬШ: Про дядю Петю твоего. Он же понимает, что если он хотя бы один цветочек тебе подарит, он спалится по полной программе. Слушай, вот это монстр! Как ты с ним живешь? Объясни мне, пожалуйста. Сколько косяков он наделал! Приди к нему и скажи: дядя Петя, колись.
МИТРОФАНОВА: Я попробую. Но зря ты так, мне кажется. Хорошо, он не слушает. Если честно, он даже не знает, где я работаю, мне порой кажется.
ПЕЛЬШ: Серьезно? А что ты ему говоришь?
МИТРОФАНОВА: Говорю: у меня вечернее дежурство.
ПЕЛЬШ: Серьезно? Вечернее? То есть, он считает, что ты медсестра?
МИТРОФАНОВА: Если бы возможно было, я бы стала доктором, потому что считаю это самая важная, самая-пресамая важная профессия в жизни человека. Потому что без этих людей вообще можно и не жить, как ты думаешь?
ПЕЛЬШ: Я думаю, что все работы хороши, выбирай на вкус.
МИТРОФАНОВА: Валдис, очень много тебе больших приветов и здоровья, береги себя, готовься к новому мировому рекорду. Вот эти парашютисты┘ Я так немножко сбоку на все это смотрю, но вы сумасшедшие, мне кажется.
ПЕЛЬШ: Почему?
МИТРОФАНОВА: Или вам не хватает стресса, может быть, бытовуха вас замучила?
ПЕЛЬШ: Я сейчас попрошу радиослушателей убрать от радиоприемников детей! Есть такой прыжок, называется тандем, когда человека, не умеющего прыгать с парашютом, пристегивают к инструктору. Как сумочка такая спереди висит. И они прыгают┘ Инструктор летит с ним, раскрывает парашют, пилотирует, приземляет, а человек, мы его называем пассажир, получает удовольствие. И очень часто девушки на приземлении кричат: это лучше, чем секс! Теперь, Митрофанова, давай вспомним о наших с тобой годах.
МИТРОФАНОВА: Ты меня старше на три года.
ПЕЛЬШ: Так вот, я за день могу сделать 6-7 прыжков, больше мне спина не позволяет, уже тяжеловато. Можем ли мы получить за день 6-7 сравнимых удовольствий? Увы, уже нет, наши годы нам это не позволяют. Теперь ты понимаешь, зачем мы лезем в небо? Ведь никого не удивляет, что ради любви к женщине мужчина совершает какие-то безумства. Вот мы и безумствуем в небе, получая результат.
МИТРОФАНОВА: Понятно, значит, все, на самом деле, проще, чем казалось.
ПЕЛЬШ: Как мы говорим, парашютисты приземленней. Все приземленнее.
МИТРОФАНОВА: Но я не думаю, что секс – это самое лучшее в этой жизни.
ПЕЛЬШ: А я тебе что сказал, парашютизм – это все, чем я живу? Нет.
МИТРОФАНОВА: Вот мы говорили о профессиях, и ты опять замял эту тему, потому что я говорила о врачах. И мы скоро закончим наш с тобой гостевой эфир, и я продолжу работать по профессии.
ПЕЛЬШ: А я поеду отдыхать. А ты, кстати, по основной профессии кто?
МИТРОФАНОВА: Сейчас вспомнила, почему ни разу не прыгала с парашютом. Я хоть и не верю, но у меня однажды в гороскопе было написано, что у Водолеев склонность к переломам ног┘
ПЕЛЬШ: В тандеме приземление происходит на ноги инструктора, твои ноги там не работают, ты их убираешь наверх. Так что, Митрофанова, сейчас погода хорошая установится, ты мне позвони, я как раз поеду на следующей недельке прыгать, я тебя могу с собой взять, покуролесим.
МИТРОФАНОВА: Может, в эфир прямой выйдем?
ПЕЛЬШ: Были попытки разговаривать в свободном падении, но поскольку скорость там порядка 240 километров в час, и разговоры такие: я лечу, лечу. Все.
МИТРОФАНОВА: Конец, то есть, приземлились.
ПЕЛЬШ: Мы соберем хорошую команду, человек пять, ты с криком вместе с инструктором уйдешь, мы выпрыгнем за вами, догоним, подойдем, образуем хоровод вокруг тебя, покружимся, полетаем, потом мы улетим, а вы пойдете раскрывать парашют. И Митрофанова, приземляясь на DZ в Пущино, будет кричать: дядя Петя, это лучше, чем секс!
МИТРОФАНОВА: Тогда подумаю, а то я начала оправдываться┘
ПЕЛЬШ: Ты хандрить начала, потому что ты не видишь прелести. Смотри, грядет мое любимое время года, это осень, когда природа начинает увядать.
МИТРОФАНОВА: А в Чехове красиво на аэродроме?
ПЕЛЬШ: В Чехове сейчас не прыгают. Прыгают в Пущино, это по тому же направлению. Ну, вот, природа начинает увядать, а ты живешь, и воздух такой какой-то влажный, чуточку холодный. А там, на высоте он вообще другой, там он с иголочками, он тебе колет в носик твой шикарный, наманикюренный. Ой, извини, это пальцы наманикюрены. Напудренный.
МИТРОФАНОВА: Только я гундошу, приболела.
ПЕЛЬШ: Ничего, там продуешься, там из тебя всю дурь выдует.
МИТРОФАНОВА: Да, Пельш, оказывается ты не такой, каким представляли себе наши слушатели, ты лучше. Они так и пишут.
ПЕЛЬШ: Радиослушатели, пришлите, пожалуйста, Рите Митрофановой несколько рисунков, какой я на самом деле. Чтобы она могла во время эфира приходить, вешать мой портрет напротив себя в студии, и ей было бы легче вести... Да, и напоминаю, поскольку у Риты Митрофановой акклиматизация, увидите ее на улице, подойдите, обнимите этого человека. Она небольшая, это легко сделать.
МИТРОФАНОВА: Ну, что же, пышущий здоровьем, оптимизмом, аж противно, счастьем, у тебя, по-моему, недавно детеныш родился.
ПЕЛЬШ: У меня сын родился. Ему 1 год и 5 месяцев, то есть, он прилично родился┘ Я выполнил президентскую программу по решению демографической проблемы в стране. Я свою тройку на-гора выдал – две замечательных девчонки и парень. Так что ты давай, работай, Митрофанова.
МИТРОФАНОВА: Ладно, я пойду работать в этом направлении.
ПЕЛЬШ: Из-за тебя наша страна отстает и ногу подволакивает.
МИТРОФАНОВА: Да, но знаешь, меня смущает.. Недавно об этом узнала, оказывается, если родителю одному больше 27 лет, то не дают материнский капитал.
ПЕЛЬШ: Чего? Тебя обманули.
МИТРОФАНОВА: Не дают.
ПЕЛЬШ: Дурочка, тебя обманули! Между прочим, девять детей сделаешь – тебе еще орден дадут. В Кремле. Ты была в Кремле?
МИТРОФАНОВА: Нет.
ПЕЛЬШ: На награждении? Тебя награждали когда-нибудь правительственной наградой? Сколько вещей еще в твоей жизни есть, которые ты не изведала. Пойди, изведай, прямо сегодня начни изведывать.
МИТРОФАНОВА: Ну, еще часик посижу в эфире, Валдис.
ПЕЛЬШ: Да поставь музыку, иди изведывать.
МИТРОФАНОВА: Очень приятно, на самом деле┘
ПЕЛЬШ: Да ничего программа не потеряет, если ты уйдешь, я тебе честно говорю.
МИТРОФАНОВА: Да что такое, да в чем же дело?
ПЕЛЬШ: Иди изведывать, я тебе говорю.
МИТРОФАНОВА: Мне столько заданий дал Валдис Пельш! Большое тебе спасибо, здоровья, детенышам – здоровья. Сейчас перепроверю насчет материнского капитала.
ПЕЛЬШ: Кстати, его увеличили, он был 250, сейчас чуть ли не 300 тысяч.
МИТРОФАНОВА: Да не дадут, мне сорок уже в январе.
ПЕЛЬШ: Да ты в месяц не зарабатываешь столько!
МИТРОФАНОВА: Ну, ладно, сейчас я пойду, подумаю обо всем. Валдис, спасибо тебе огромное, до встречи. Кортнев, держись!
ПЕЛЬШ: А чего Кортневу-то? У Кортнева все хорошо.
МИТРОФАНОВА: Ну, помнишь, когда я с тобой, я про Кортнева плохо говорю, ну, и наоборот, ты же знаешь.
ПЕЛЬШ: У Кортнева, кстати, завтра съемочный день, он опять снимается в кине. Леха, хороших тебе дублей.
Слушайте в аудиофайле

Шоу Риты Митрофановой. Все выпуски

Рубрики
  • Все аудио
  • Маяк. 55 лет
  • Светлана Мастеркова в гостях у Риты Митрофановой

    35:29
  • Беседа с Мариной Голуб

    33:53
  • Новогодний стол

    37:08
  • Ёлка на Новый год

    21:01
  • Ёлка на Новый год

    20:05
  • Гость: каскадер высшей категории Игорь Панин

    20:08
  • Гость: режиссер-аниматор Гарри Бардин

    35:20
  • Новый год

    40:26
  • Зима в городе

    20:01
  • Зима в городе

    20:06
  • Юлия Смирнова в гостях у Риты Митрофановой

    24:02
  • Знакомства

    19:58
Еще

Видео передачи

Популярное аудио

  • Железная логика

    Пришло время для "геополитической искренности"

    44:01
  • Железная логика

    Возрождение марки "Москвич" – духоподъёмный факт

    41:16
  • Железная логика

    Социальные сети перешли в "боевой режим"

    43:44
  • Железная логика

    "США и Британия готовили Украину, чтобы она стала полем боя"

    42:20
  • Сергей Стиллавин и его друзья

    Встречи на дорогах

    18:59
  • Сергей Стиллавин и его друзья

    Летний режим питания; братцы, будем бдительны и стихи Игоря Северянина

    17:58
  • Сергей Стиллавин и его друзья

    Гони ее на работу и ко дню рождения А.Вознесенского

    19:27
  • Сергей Стиллавин и его друзья

    Англицизмы, жулики на дорогах и Алексей Хомяков

    20:06
  • Железная логика

    "Помощь Украине всегда уходила в пустоту"

    43:34
  • Железная логика

    Постсоветские границы можно оспорить в любой момент

    42:32
  • Физики и лирики

    Медицина. Может ли еда быть лекарством

    33:56
  • Посоветуйте, доктор

    ХОЛЕРА: об угрозе распространения инфекции в России

    48:00

Выпуски передач

  • "Театральная среда Вадима Верника"

    Крупным планом. Гость: Антон Федоров – театральный режиссёр

    :09
  • Говорит дизайн

    Тема: Художник vs Дизайнер

    :09
  • "Игра слов"

    Бессоюзное предложение

    :09
  • "Действующие лица"

    Тема: Ежегодная акция "Ночь в музее"

    :09
  • "Книги по назначению"

    Нон-фикшн. Книга 5. Эрик Ларссон "В саду чудовищ"

    :09
  • "Отзвуки театра" с Александром Калягиным

    Гость: Антон Шагин – российский актёр театра, кино и озвучивания, поэт

    :14
  • "Игра слов"

    Сентиментальность

    :09
  • "Действующие лица"

    Тема: Выставка "Человек иронический" к 100-летию поэта Юрия Левитанского в Музее архитектуры

    :09
  • "Книги по назначению"

    Нон-фикшн. Книга 4. Андрей Ранчин "Что и почему едят у Гоголя"

    :09
  • "Театральная среда Вадима Верника"

    Крупным планом. Гость: Юрий Грымов – российский режиссёр театра и кино, сценарист, продюсер, художественный руководитель театра "Модерн" и студии "ЮГ". Заслуженный артист РФ

    :09
  • "Игра слов"

    Звательный падеж

    :09
  • "Действующие лица"

    Тема: Фестиваль "Звездный десант. Дети"

    :09