Выберите регион

Смотрим на

«Александр Бенуа и его „Мир искусства“» — новая выставка в Третьяковской галерее


«Александр Бенуа и его „Мир искусства“» — эта выставка в Третьяковской галерее была практически готова, но за 10 дней до открытия в Москве был объявлен «музейный карантин». Что увидит публика, когда ограничения на посещение будут сняты?

Они уже готовы к выходу в свет. Прошли отбор из коллекции, примерились друг к другу, подобрали одежду — рамы, наиболее выгодно подчеркивающие все их краски. Готов и зал для экспозиции — выставка должна была открыться 26 ноября. Но пока все работы вынуждены ждать в депозитарии. Графика — искусство впечатлительное — боится света и перепада температур. В реставрационной мастерской «отдыхает» под прессом портрет Бенуа. 

«Эта тонкая калька, прозрачная, была в пятнах, пятна высветления тут заметны, и вся мятая — за время бытования ее пытались несколько раз сложить и расправить. Сейчас, как вы видите, удалены все пятна», — рассказала художник-реставратор, заведующая мастерской реставрации графики Инна Соловова.

Эту выставку Третьяковская галерея готовила к 150-летию Александра Бенуа. Юбилей — в кругу самых близких ему людей-единомышленников из «Мира искусства». Это объединение художников появилось в Петербурге в 1898 году на волне против академизма и передвижников. Именно «мирискусники» смогли перенастроить оптику восприятия искусства, проложив дорогу авангарду. Именно они сформировали ту эстетику, которой восторгалась вся Европа на дягилевских «Русских сезонах». Главный идеолог объединения Бенуа писал: «Нас связывала ненависть ко всему затхлому и омертвевшему».

«Он активнейшим образом реформировал мир вокруг себя, он выстраивал его по законам искусства. Он сделал модным любить искусство, коллекционировать, посещать выставки, концерты. Он полностью изменил отношение к искусству своих современников. Поэтому значение Александра Бенуа гораздо шире, чем, собственно его творчество, как художника», — считает куратор выставки Ирина Шуманова.

«Дело не в исканиях нового, а в строительстве из того, что найдено» — один из главных принципов мирискусников. Словно пытаясь избежать мыслей о тревожных настроениях на рубеже веков, они обращались в прошлое, казавшееся беззаботным временем, полным рафинированной красоты. Франция XVII века, царствование Людовика XIV, маркизы, кавалеры, арлекины — мир утонченный, хрупкий, мечтательный, без всякого социального или идеологического контекста. «Эхо прошедшего времени» звучит и в портретах современников. Художники вводят в моду исторические техники. Сомов возрождает рисованный портрет «в три карандаша»; Кругликова — распространенное в дворянской культуре начала XIX века искусство силуэта.

«Даже в этом силуэте она ловит характерные черты персонажей, которые просто очень интересно разглядывать. Вот это и есть Александр Бенуа. Он разглядывает картину, которую показывает ему Еремич», — объясняет куратор выставки Елизавета Горелышева.

Всего сделанного мирискусниками не перечислить. Они полностью изменили облик иллюстрированной книги, вывели графику из живописной тени, определили наше сегодняшнее восприятие Петербурга. До «мирискусников» это был образ казённого города дворов-колодцев и вечных сумерек. Но любовь к игре в эпохи и стили наиболее ярко проявилась в искусстве театральном. Костюмами и декорациями этих художников вдохновлялись кутюрье всех модных домов Парижа.

Елизавета Горелышева: «Это павильон Армиды, которй был поставлен в Мариинском театре. И после этого Бенуа убедил Дягилева с балетами выступить в Париже и в других странах, и представить русское искусство».
Погрузиться в путешествие сквозь эпохи пока можно только онлайн. Сотрудники Третьяковской галереи готовят специальную программу, чтобы ни публика, ни шедевры не скучали.


Алия Шарифуллина
Новости культуры 

Читайте также