Выберите регион

Смотрим на

Как проходит реставрация в ГМИИ имени Пушкина?

Чтобы не нарушить «органический баланс», нужно использовать материалы и технологии, которые соответствуют периоду создания полотна.

Профессиональные реставраторы говорят, что произведение искусства со временем приобретает свойства «организма», особенно это касается живописи. Чтобы не нарушить «органический баланс», нужно использовать материалы и технологии, которые соответствуют периоду создания полотна. Как это делается, увидела Анна Аппалонова.

Скоро будет год, как «Се Человек» Тициана находится в постоянной экспозиции Пушкинского музея. Картину несколько лет реставрировали, а до того момента она считалась утерянной безвозвратно, и не потому, что ее украли в конце 20-х годов XX века, картину через 4 года нашли, а потому, что нашли его в ужасном состоянии, и не думали, что когда-нибудь полотно вернут к жизни. 

«До 1995 года картина за все время, сколько она находилась в музе, она ни разу не публиковалась, пока она находилась в нашем музее, поэтому где она находилась, в мировой науке это оставалось загадкой. Считали, что она вообще погибла», - объяснила главный научный сотрудник ГМИИ им. Пушкина Виктория Маркова. 

Воскресил полотно реставратор Николай Колесников. Не только восстановил утраченные фрагменты, которых было достаточно, ведь холст варварски вырезали из рамы, а потом несколько лет хранили в железном тубусе под землей. К реставрации Николай подошел так, как если бы сам Тициан взялся за дело, те ми же красками, что 480 лет назад. 

«Берете свинцовые пластины, помещаете их в конский навоз. Ну, допустим, не в сам навоз, а такая бочка, там внутри развешиваете, среди навоза, да. Происходит окисление и получается такой белый пигмент», - отметил художник-реставратор Николай Колесников.

Единственное отличие: Тициан смешивал пигмент с льняным маслом, а Николай - с природной смолой. 

«Масло становится несмываемым со временем. Оно окисляется и его не обратить в жидкий вид. А мы руководствуемся тем, что все материалы, которые используются в реставрации, должны быть обратимыми», - заявил Колесников.

Работать или нет с аутентичными пигментами - право выбора реставратора. Но все больше они склоняются к материалам с историей. Еще несколько десятков лет назад не было возможности ни заказать итальянские краски, ни обратиться к мировому музейному сообществу. Сейчас ситуация изменилась. Столешницу XVII века, выполненную флорентийскими мастерами, реставрировали год, при воссоздании утраченных деталей использовали материалы, которым, по крайней мере, есть сотня лет. 

«Для восстановления поврежденного сердечка использовался лазурит, который, предположительно, датируется серединой XIX века. Но здесь даже не важен тот период, когда, а важно, что этот лазурит, который использовали реставраторы столешницы, он был добыт из того же месторождения. Поэтому в первую очередь, реставраторам необходимо было подобрать по цвету, по фактуре материал, близкий к оригиналу». – заявил заведующий отделом реставрации и консервации ГМИИ им. Пушкина Игорь Бородин.

Эти сердечки окантовывались еще более ранним Сиенским мрамором. Донором стала другая столешница, не подлежащая восстановлению. Так одни предметы с течением времени создают альянс с другими. В мастерской реставрации графики, к примеру, используют старую бумагу, из целой подборки листов, хранящихся в запасниках, подбирают фактуру и толщину, примеряют возраст.

«Я думаю, что 19-й, да, и по тем неровностям, которые есть, не очень хороший. Она должна быть равномерная, без вот таких вот затертостей. Бумагу же льют», - добавил Бородин. 

Реставраторы как врачи. У них тот же принципы работы: главное - не навреди, сохрани как есть и сделай лучше. Методы научной реставрации используют все достижения современной физики и химии, материаловедения и наукоемких технологий, но все-таки и этого мало, чтобы сохранить не просто авторский материал, а аутентичность.

Новости культуры 
 

Читайте также

Видео по теме