Выберите регион

Смотрим на

 

Прямой эфир

14 мая 2010, 19:05

По-большому. Александр Носик – гость Лены Батиновой и Максима Ковалевского

КОВАЛЕВСКИЙ: У нас в гостях сегодня актер Александр Носик. Здравствуйте, Саша.
НОСИК: Добрый вечер.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я знаю, что вы уже принесли что-то вкусненькое с собой.
НОСИК: Принес билеты на премьерный спектакль, который состоится 18 и 19 мая. Спектакль называется ╚Нескромное обаяние буржуазии╩. Комедия. Но, как нам кажется (тем, кто сейчас изнутри), это, в общем, неплохо сделано и по серьезке.
КОВАЛЕВСКИЙ: А где спектакль будет, где премьера?
НОСИК: Премьера будет проходить на сцене театра ╚Содружество актеров Таганки╩.
КОВАЛЕВСКИЙ: Это новый какой-то театр? Или что это?
НОСИК: Нет, почему? Ну зачем же новый? Хотя можно порадовать, людям сказать: молодо выглядит явно. Нет, на самом деле это та же Таганка, только это не любимовская, это губенковская. Она делится у нас.
КОВАЛЕВСКИЙ: А, понятно. Значит, ╚Нескромное обаяние буржуазии╩. Расскажите про этот спектакль.
НОСИК: Пьеса в оригинале называется ╚Канапе для двоих╩. Но мы подумали, что ╚Нескромное обаяние буржуазии╩ будет интереснее. Мы, в общем, честно говоря, сделали парафраз. Это пьеса Камолетти. Такой нормальный рабочий, в смысле много пишущий комедии, французский автор. Пьеса самоигральная, но действительно там есть очень интересные повороты. Там есть даже, я бы сказал, острые повороты. И когда мы собирали коллектив, и когда мы обсуждали, что мы будем ставить, мужчины некоторые говорили: так, стоп, давайте договоримся сразу на берегу – будет вот это или это. Там есть некоторые┘
КОВАЛЕВСКИЙ: В смысле целоваться с мужчинами, да?
НОСИК: Нет, целоваться не надо. Но там есть игра в том числе и на тему гомосексуализма. Притом там никто не играет гомосексуалистов, там нет никакого к ним уничижительного отношения, нет и их воспевания. Просто фактически эта тема возникает как одна из тем игрового решения отношений между людьми. Но в принципе интересная система. Муж с женой разводятся, и каждый из них на своей половине квартиры решает устроить свою личную жизнь. Ну и, понимаете┘ Плюс еще дворецкий. Но дворецкий – это всегда вкусно. Тем более у нас какие дворецкие – Слава Гришечкин и Андрюша Кайков. Так что у нас дворецкие там зажигают. Много музыки, танцы. Вот я сейчас с репетиции к вам приехал. То есть, все равно волей-неволей там по 4-5 танцев – это в течение спектакля, а соответственно сейчас на репетициях по два-три раза. Почему я к бутылочке-то все припадаю с водой? Я не из-за алкоголя, скажу вам честно.
БАТИНОВА: А какие танцы?
НОСИК: Получилось интересно. Мы сделали танцы, наверное, это стилизация где-то золотой поры Голливуда, там 30-40-е годы, ╚Танцующие под дождем╩, вот туда, в эту сторону. Мне кажется, симпатично. Но мы еще работаем, у нас премьера через несколько дней, поэтому сейчас пахота с утра до ночи, собираем это. Как всегда, артисты с безумными глазами, режиссер с еще более безумными глазами, службы – так вообще┘ Ну это спектакль.
БАТИНОВА: Знаете, Александр, вот у нас шли анонсы сегодня весь день для того, чтобы большее количество слушателей собрать, которые хотели бы услышать это интервью. И там как раз рассказывали о вашей родословной, то есть о вашем┘
НОСИК: Хороший экстерьер, нормальный показатель. Техническая характеристика ничего.
БАТИНОВА: Высота холки там┘ Нет, рассказывали о дедушке, которого звали Бенедикт НосЕк. Он же поляк, его происхождение было, да?
НОСИК: Да.
БАТИНОВА: А вы знаете все свое генеалогическое древо?
НОСИК: Нет, к сожалению, нет. На самом деле отца нет, значит, на эту тему говорим периодически с Володей, с моим дядей, с братом отца. И каждый раз у нас большие планы поехать, разобраться, найти, откопать. Но, естественно, суета жизни, к сожалению (а самом деле это плохо, это нехорошо), не позволяет это сделать. Поэтому есть какие-то там такие отрывочные знания обо всех. Потому что деда Бенедикта я даже не застал. Собственно говоря, как-то мне с дедами в этом отношении не повезло. Слава богу, я с бабушками был, то есть, бабушек помню. А Бенедикт – да, имя абсолютно польское. Это тот самый загадочный участок земли между Западной Украиной и Восточной Польшей, это те самые места. Сестра Броня, все как полагается. Ну а то, что он был НосЕк, это есть наше некое предположение, потому что никто не видел. Дело в том, что паспортистка вообще-то совершила ошибку, когда выписывала ему паспорт. А времена-то были, если помните, смутные, это где-то как раз 30 годы. Они так: какой там НосЕк – Носик! И дед промолчал. И, в общем, был прав. Потому что я думаю, что с фамилией НосЕк┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Вы знаете, в то время происходили вообще уникальные истории в паспортных столах, есть доподлинно известные истории. Пришел человек после войны, потерял паспорт. Его спрашивают: ╚Имя?╩ Он говорит: ╚Рабинович╩. – ╚Имя-отчество?╩ – ╚Абрам Яковлевич╩. И там паспортистка говорит: ╚Национальность?╩ Он говорит: ╚Француз╩. И она записала: француз. Поэтому чего только нет.
НОСИК: Почему бы и нет?
КОВАЛЕВСКИЙ: Саша, вы знаете, вы такой крепкий.
НОСИК: В каком это смысле?
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну так мышцы, все такое. Принимали участие┘
НОСИК: Принимали. Вы такой крепкий и принимали┘
БАТИНОВА: На грудь.
КОВАЛЕВСКИЙ: Как называлось-то? Ринг со звездами? Звезды ринга?
НОСИК: Начиналось все с ╚Больших гонок╩. Позвонил Володя Турчинский и сказал: ╚Сань, поедешь со мной?╩ Он же был на первых, а это были как раз вторые. ╚Поедешь быков гонять?╩ Я говорю: ╚Володя, с тобой поеду╩. Вот так я оказался сначала на гонках, съездил туда раза три или четыре, потом, видимо, поднадоел всей административной группе ╚Больших гонок╩. И тут появился ╚Лед╩.
КОВАЛЕВСКИЙ: А, ╚Лед╩ еще был, да.
НОСИК: Потом надо было закрыть, я как комсомолец вечно┘ Выяснилось, что там были замены, и нужно было, в общем, закрыть один номер, и за неделю до этого я вошел. Так я показался на льду. А потом позвонили и сказали: ╚Вы знаете, надо заменить человека на ринге╩. Я серьезно. А я в это время еще катался в туре на коньках. Я говорю: да. Знаете, я человек рисковый. Так я попал на ринг параллельно еще с коньками.
КОВАЛЕВСКИЙ: А что самое жесткое было – коньки или ринг?
НОСИК: Быки на самом деле, наверное, как ни странно, самые страшные, потому что неуправляемые. Но самые азартные. У всех ребят произошел перелом, потому что первые два-три дня┘ А все делилось заранее накануне вечером. Уже когда заканчивалась игра, шло распределение, Ольга Слуцкер выходила и говорила: ты и ты идете в этот конкурс, ты и ты в этот конкурс, ты и ты идешь на быков. И у ребят и у меня точно так же округлялись глаза, они так стекленели, и люди уходили в себя: на быка!
КОВАЛЕВСКИЙ: То есть, не хотелось на самом деле, да?
НОСИК: Дело не в том, хотелось или не хотелось, все знали, куда ехали. Но все равно мандраж есть. Потому что бык (хотя это бычок), но мы-то люди городские, не очень привычные. Но где-то день на третий Ваня Кокурин бил себя в грудь и кричал: дайте мне быка! Это да. И, в общем, у всех как бы, наоборот, был дикий азарт. То есть, конкурс с быком – это был отдельный наш мужской разговор. Поэтому быки – это было эмоционально, наверное, самое серьезное. По ответственности за партнера – это, конечно, лед. Ну куда тут еще деться? У тебя партнерша в руках, да еще какая, бриллиантовая! Уронить гордость России, мира. Елена Бережная. Я и так один раз бедную Леночку, один же раз мы упали, но так аккуратненько, я на себя ее ловил, но все равно упал. За что от Татьяны Анатольевны получил, и, видимо, с тех пор и стал таким┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Лучше на ринг.
НОСИК: Да-да, она говорит: идите, Александр, на ринг.
БАТИНОВА: А правда, что Татьяна Анатольевна не стесняется в выражениях? Она так может словцом хорошенько┘
КОВАЛЕВСКИЙ: За кадром.
НОСИК: Ну, дело в том, что мы встречались только на съемках. А она, как и любой интеллигентный, образованный, талантливый и публичный человек, умеет абсолютно точно выражать свои мысли. Ничего подобного! На тренировках я с ней не был, все-таки тренировали нас другие, Илюша Авербух с нами был. Как бы поэтому я ничего не могу сказать. Я знаю одно, что она ко мне была очень придирчива. Может быть, поэтому у меня конек под конец, перед тем, как меня убрали, он уже и пошел. Потому что мне пришлось пахать. А бокс – это, конечно, самый экстрим по ощущениям и, конечно, по прожиганию, потому что ты перегораешь. Вот это вот самое страшное ощущение.
БАТИНОВА: Как перегораешь? Когда ждешь?
НОСИК: Когда ждешь, да. Вот как только ты понимаешь, что бой начинает приближаться, вообще с момента, как ты понимаешь, что он будет, начинается внутреннее сгорание.
КОВАЛЕВСКИЙ: А вы занимались профессионально боксом или в секцию там какую-то?
НОСИК: Никогда. Дело в том, что вокруг нас же было очень много профессионалов, которые принимали участие в создании, консультировали, потом помогали внутри. Там же были у нас и учебные ринги. И нам так, в общем, и объяснили, что главная задача всей команды – обеспечить боксера до боя с момента его объявления. Заставить его не думать о его противнике и не гореть. Он должен просто работать. Он работает, его задача – есть, спать, тренироваться, быть в хорошем состоянии духа. Потому что самое страшное, от чего садились многие в первом раунде, это вот экстремалка, адреналин, сердечко┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Адреналин весь отдал, и все, и сил нет.
НОСИК: Абсолютно. И первый раунд, и ты, в общем-то, уже в принципе труп.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да. Но, с другой стороны, это же состояние, оно у всех.
НОСИК: Дело не в этом. Ой, надо там оказаться. Это как в том анекдоте: ╚Откуда появится?╩ – ╚Побежит ото льва – появится╩.
КОВАЛЕВСКИЙ: Поэтому так и интересно. Потому что одно дело, когда ты смотришь это по телевизору┘
НОСИК: Это совершенно другое. Я понял, что с коньками. Фигурное катание для меня по телевизору не интересно. Единственное, теперь я знаю ребят, мы вместе катались, поэтому меня это цепляет. А ощущение счастья от того, что ты едешь, и ты едешь с партнершей, потому что для меня это было непонятно: зачем она нужна? Кайф! Счастье! Так и в боксе. Это хорошо вот у телевизора, когда с пивком и с водочкой. А когда там, все немножко иначе. А по поводу занятий – нет, боксом я не занимался, никогда у меня это не получалось. Но в детстве у меня была борьба, потом перед армией у меня было каратэ, потом было каратэ еще позже и рукопашка. Но дело в том, что это немножко разные виды. Дело в том, что техника боя, она же все-таки очень разная, и есть специфика. Бокс – это фехтование среди единоборств. Это совершенно иное, потому что другое искусство. То есть, конечно, бокс, как вплетенный в общее единоборство, он очень правильный. Но с другой стороны, это совсем иные законы, там очень много правил. А это значит уже другое.
КОВАЛЕВСКИЙ: То есть, хочется с ноги┘
НОСИК: Вот! Да, у меня на самом деле, я видел даже потом на записи, я так ножку подволакивал, потому что у меня было желание все время┘
БАТИНОВА: Мы просто сейчас только с Максом говорили, как вообще человек, который не занимался боксом, может на это пойти. Ведь фактически ты идешь и понимаешь, что любой удар этого соперника┘
НОСИК: Самое смешное, что меня вкинули, я же без тренировок. Потому что на самом деле опять-таки как было. Значит, после ╚Больших гонок╩, когда все было проверено, опять звонит Володя Турчинский: ╚Саня, тут спрашивают про бокс. Тебя писать?╩ Я говорю: ╚Володя, ты будешь?╩ Он говорит: ╚Я, наверное, нет╩. Потому что куда Володе? Я говорю: давай! Он говорит: ╚Записал╩. И все. Мы сговорились, уже были переговоры, составили график: через неделю съемки. И я соответственно под это дело подогнал съемки свои. Потом звонят и говорят: мы ровно на неделю все сдвинули. И все совпало со съемками, и я ушел. И никаких тренировок не было, ничего, я себе ушел на этот лед, я катался на льду. Этот звонок застал меня врасплох. Поэтому первые два боя были вообще без тренировок. То есть, я прилетал с коньков┘
КОВАЛЕВСКИЙ: А чем они заканчивались?
НОСИК: Сейчас скажу. Первый нормальный бой с Игорем Ливановым. Победил по очкам он, но я, собственно, не понимал, чего делать. Во-первых, Игорь занимался спортом, Игорь очень физически крепкий, он мужчина с характером, поэтому как бы он боец настоящий, мощный. Там, может быть, где-то моя прыть и могла бы что-то сделать, но я не понимал, с какой стороны. Поэтому я как бы попрыгал-попрыгал, тем более вообще без подготовки и не понимая как, чего, где┘ Слава богу, что Игорь меня не положил. Как бы по очкам и по очкам, ладно. Потом второй бой как раз был, по-моему, с Женей Дятловым. Вот это был самый ядреный бой, один из самых ядреных, потому что мои друзья сказали (те, которые рукопашкой со мной занимались): что ты стоишь, давай вперед, не боись! И, в общем, мы с Женей, первый раз был стопроцентный обмен, притом в ближнем бою, я наполучал, но, правда, в перчатке, потому что Женька работает очень хорошо. Он меня со всех сторон┘ Кстати, там был очень смешной момент, когда я в какой-то момент выронил капу, она у меня полетела вниз. И я увидел летящую вниз капу и ушел за ней. А тренер Ашот Иванович: ╚Саня, я подумал, что все┘╩ Потому что вдруг человек резко идет вниз. А я нырнул, поймал и вернулся в бой. И, в общем, первый раунд за Женькой был. Во втором, как ни странно, даже мне удалось где-то чего-то нанести, а в третьем я устал и нарвался точно на нокдаун. И Женька легким таким касанием: бам┘ И я чувствую, что все хорошо┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Но это опять же так все звучит┘ Ну а на самом-то деле это больно?
НОСИК: Когда нокдаун – нет, больно потом. Голова гудит. На самом деле опять что сказали профессиональные боксеры? ╚Нас учат защищаться, а вас кинули сразу╩. То есть, они получают даже в бою меньше, они правильнее стоят, они правильнее принимают, они правильнее уходят. А мы, не зная, как защищаться, естественно, мы перлись вперед.
БАТИНОВА: Да, все время получали.
НОСИК: И мы друг друга, в общем, мутузили. И мы наполучали, конечно, травм головы больше, чем полагается.
КОВАЛЕВСКИЙ: Там же еще азарт, адреналин, ты же не чувствуешь, когда ты пропускаешь.
НОСИК: Да, да. Нет, ну так приблизительно: о, летит, будет плюха. Действительно, потом плюха. Нет, там боли, наверное, нет. Потом да, потом башка трещит как минимум день-два.
БАТИНОВА: А потом нужно какое-то обследование проходить?
НОСИК: Ну, вы знаете, пока еще┘ Но может быть. На самом деле, конечно, по идее, по логике надо бы┘
БАТИНОВА: Потому что опыта же нету.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну а вы подписывали какие-то бумаги, что обязуюсь, претензий не имею┘
НОСИК: Что? Обязуюсь претензии не иметь в случае, если стану не способным к запоминанию текста, да?
КОВАЛЕВСКИЙ: Я очень много ходил на боксерские поединки, это надо, конечно, видеть потом побитых, когда они сидят┘ синие, опухшие – ужас! Им больно. То есть, это в принципе такие мужики, спортсмены, которые привыкли ко всему. И они сидят, ну им прямо больно, прямо слезы текут у них. Ужас!
НОСИК: Да, да, на самом деле. Нет, ну конечно, в этом отношении у нас все было мягче, но все равно ощущение, что как бы мы в эту структуру попали. И я думаю, что все, кто туда пошел, пошли, наверное, посмотреть, проверить себя. Потому что занимались там человека два или три, остальные не занимавшиеся пришли.
КОВАЛЕВСКИЙ: А были такие, которые сказали: нет, ребята, не могу, не получается, это не мое?
НОСИК: Уже внутри проекта?
КОВАЛЕВСКИЙ: Да.
НОСИК: А это вопрос некорректный. Любой человек, который согласился и хотя бы один раз вышел на ринг, он уже┘
БАТИНОВА: Хотя бы один бой провести.
НОСИК: Хотя бы один бой. Да, конечно, отстоять все до конца – это здорово, бороться за победу – еще лучше. Но выйти на ринг – это уже все. Опять был один из профессионалов, чемпионов мира наших (я, к сожалению, не очень хорошо помню имена и фамилии), который сказал: ребята, вы вышли на ринг, вы уже сделали свое дело. И я, в общем, считаю, что он прав. Потому что одно дело, когда ты подготовленный┘
БАТИНОВА: Но это же шоу, с одной стороны.
НОСИК: Ну как шоу? Удары-то настоящие.
БАТИНОВА: Удары – да.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот, в этом-то все и дело.
НОСИК: И горечь поражения настоящая, и радость победы настоящая.
БАТИНОВА: Не подделаешь это, да.
НОСИК: Да, и при том, что там есть еще нюанс – мы все свои, мы же все свои.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, и надо своих бить.
БАТИНОВА: Да мы с тобой в одном фильме снимаемся, какой подонок!..
КОВАЛЕВСКИЙ: А победа оценивалась как-то, призы были какие-то? Автомобиль – победителю!
НОСИК: Так как я не оказался среди победителей, не знаю, не пробовал. Может быть, наверное.
БАТИНОВА: А почему вы соглашаетесь участвовать? Это то, о чем вы говорили, это проверка?
НОСИК: Да, да. Мне было интересно. Потому что как бы вот так оказаться, пойти на ринг┘ Все-таки это подконтрольно, это среди профессионалов, это интересно. Я действительно перезнакомился с огромным количеством интересных людей. Почему нет?
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, ну это интересно, конечно.
НОСИК: Нет, это здорово, в этом все. Притом кто-то очень ругал нас жестко, говорил: вы идиоты, вы пошли получать по голове, вы что, тупые┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, вообще, конечно, это риск. Ведь можно было случайно просто так получить┘
НОСИК: В горы ходить – риск, под парусом ходить – риск, играть в хоккей – риск. Риск везде.
БАТИНОВА: Значит, не пробовать жизнь.
НОСИК: Конечно, абсолютно.
КОВАЛЕВСКИЙ: Но все равно тут можно один раз случайно так получить и потом┘
НОСИК: Нет, и все-таки удары не столь профессиональные, потому что все-таки не профессионалы, все-таки защита, все-таки рядом медицинские службы были, и все-таки был рефери. И давайте будем откровенны, это более-менее контролируемая история. И там, где были перегибы, рефери нас очень жестко осаживал, то есть, избиений не было. Надо отдать должное.
КОВАЛЕВСКИЙ: А, если кто-то жестко шел вперед, то┘
НОСИК: Не в смысле жестко шел вперед, но если видели, что партнер начинает пропускать и пропускать┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Все-таки останавливали.
НОСИК: Конечно. Потому что в профессиональном боксе, извините, дают дойти все-таки уже до состояния полного. А здесь нет.
КОВАЛЕВСКИЙ: Все-таки по-человечески все было.
НОСИК: Ну да, бокс с человеческим лицом.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вам уже огромное количество вопросов пришло, некоторые совпадают с теми, которые я хотел вам задать. Маслаков Денис пишет: ╚Хочу спросить вас про сериал ╚Возвращение Мухтара╩. Как вам работалось с этим замечательным псом? Знаю, у него очень длинное имя Вак фон Вайс Руланд Киршенталь╩.
НОСИК: Ух, я называл его гораздо проще, для меня он был просто Цейсом. Ну, на самом деле, будем говорить так, ╚Мухтар╩ делится на этапы, соответственно никто не снимает три года подряд. Первый ╚Мухтар╩┘
БАТИНОВА: И собака такая – я больше не могу.
НОСИК: На самом деле, собаки ломались первыми, не люди, собаки. Первый ╚Мухтар╩ снимался в Москве 9 месяцев на базе Шаболовки, там были Воргун и Дункан, два восточно-европейских пса. Потом после перерыва съемки были перенесены в Киев, и там работал немец Цейс. Если Воргун и Дункан были достаточно молодые пацаны, то Цейс был зрелым мужчиной.
КОВАЛЕВСКИЙ: А никто разницы не замечал, что ли?
НОСИК: Собачники замечают, они даже замечают из Дункана и Воргун разницу между ними. Поэтому, на самом деле, это мы не замечаем, не будем называть, кто мы есть. Поэтому собаки разные. И потом, после того как я ушел, смена состава, ушел тогда Саша Волков, и собака поменялась, и потом, я так полагаю, они менялись, потому что собаки устают, для них это работа.
БАТИНОВА: А дрессировщик с ними же?
НОСИК: Нет, каждый раз, на самом деле, приводят собаку дрессировщик, то есть, хозяин свой. Ну, и нанимается кинолог, если это необходимо для съемок.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, вы как-то устанавливали особым образом взаимоотношения?
НОСИК: Да, пришел, посадил, сел напротив, достал два стакана, налил, выпили. Ну-ка, давай. Ну, в смысле я про дрессировщика. Говорю: подгони нормальную собаку. Шутка. Нет, ты приходишь, ты идешь знакомиться с собакой первый раз, притом, если на первых съемках, у нас как всегда подготовительный период, должны быть тренировки, вы должны заниматься дрессурой. Кончилось тем: вот есть сейчас час, где-то на другой окраине Москвы по пробкам, подъедешь? Так, держи и веди, фас, стой, все, мы познакомились. Так мы познакомились. А с Цейсом в Киеве, его просто привели на площадку, сказали: давай работать. То есть, подходишь, ты начинаешь в любой день из всех съемочных дней ты приезжаешь, и первый, к кому ты идешь, не режиссер, не партнеры, ты идешь к собаке. Здороваешься с собакой, чешешь, гладишь, смотришь в глаза, спрашиваешь совершенно надоевший для нее вопрос с твоей стороны, потому что смотрит она на тебя убито – ну, чего ты от меня хочешь опять? Как спала, как ела, сколько раз вставала. После этого идешь уже дальше одеваться, на грим. Но, собственно говоря, где-то через недели две, по-большому, месяц, собака говорит: ну, ладно, будем дружить.
БАТИНОВА: А собака получает деньги за работу?
НОСИК: Да, она получает деньги за работу, это уходит как раз на прокорм, поэтому для собачников это большой плюс, почему бы и нет.
БАТИНОВА: На прокорм? Дети больше зарабатывают.
НОСИК: Ну, я не знаю, честно говоря, я не получал, как собака. Хотя не известно, надо уточнить, может быть, мне тоже платили как собаке.
КОВАЛЕВСКИЙ: А бывали у вас конфликты с собаками, что не складывались отношения?
НОСИК: Нет, в общем, складывались всегда, то есть, я очень люблю животных, я очень люблю собак, поэтому, и как я был утвержден, потому что было очень смешно, я приехал на пробу, мне сказали, режиссер, глядя вдаль павильона, говорит: видишь, там две овчары. Я говорю: да. Вот мы сейчас включаем камеру, а ты должен 5 минут их продержать рядом с собой. Я говорю: а вы представляете? Давай. Хозяева поставили собаку и отбежали. И вот доли секунды, пока стояли собаки, я схватил их, притянул к себе их, говорю: иди, иди сюда, прикрываясь от камеры, давай, ты должна постоять здесь. Собаки обнаглели, они офонарели от моей наглости, и они не то, что не злились, они просто, как щенки, пытались встать и уходить назад. Вот такой, собственно, наглостью я их взял и любовью, потому что┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Знаете, в Европе на похожие истории, когда собака участвует.
БАТИНОВА: ╚Рекс╩.
НОСИК: Кстати, это не похожая история, будем откровенны. ╚Рекс╩ появился первый, поэтому будем называть, ╚Рекс╩ – это телевизионный сериал, вдохновитель, создателей ╚Мухтара╩ на создание более детского.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, да, это же не секрет, как я понимаю.
НОСИК: Не секрет.
КОВАЛЕВСКИЙ: Так вот там этого Рекса, или тех собак, которые играли Рексов, отдавали главным актерам домой, чтобы они там наладили, чтобы они сдружились.
НОСИК: Ну, это нормально, во-первых, это был самый, один из самых дорогих телевизионных проектов на тот период, когда он создавался. Это был такой флагманский проект. А принимали участие лучшие собаки Германии и Австрии. Притом там только главных исполнителей порядка 8-10, то есть, они менялись в кадре, чтобы не уставать. А трюки выполняли лучшая собака для этого трюка со всего австро-немецкого пространства. Это был очень серьезный подход. Ну, будем откровенны, мы пока не вышли, у нас наша экономика производства на данных сериалах, такого формата, не предусматривает это. Я знакомился с собакой уже на площадке. У них и ребята живут в военных лагерях по полноценке, и по больницам. У них подготовительный период полгода. Актер не просто знает, что у него подготовительный период идет, а он занимается, это уже включено в работу.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да более того, там даже если съемки с лошадью, то лошадь отдают на дом.
НОСИК: А со слоном?
БАТИНОВА: А жирафа?
НОСИК: А акулу? У меня соседи вредные, отдайте-ка мне акулу.
КОВАЛЕВСКИЙ: А знаете, кстати, чудесная история. Немцы провели эксперимент, взяли 10 собак, вышколенных полицейских, военных немецких овчарок, таких настоящих вышколенных псов, провели следующий эксперимент: установили камеры, дали команду собаке, чтобы она сидела, лежала, ну, находилась на месте, и перед ней положили куски мяса, и как бы ушли.
БАТИНОВА: И он должен был сидеть, смотреть на него.
КОВАЛЕВСКИЙ: И он должен был, вот этот вышколенный пес, должен был.
НОСИК: Сколько их выдюжило?
КОВАЛЕВСКИЙ: Как вы думаете?
НОСИК: Я думаю, один-два.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ни одного. Все собаки сожрали.
НОСИК: Мои родители сделали себе подарок, притом такой подарок замедленного действия, так как собачники мы всю свою жизнь. Они подарили себе хаски щенка. Он хорошенький, до трех лет это бомба.
БАТИНОВА: Как и дети тоже.
НОСИК: Нет, дети меньше жрут. И не все подряд в отличие от хаски. Ну, и соответственно кинолог, потому что без кинолога не обойдешься, тренировки. И что сказал кинолог: если вы думаете, что ваша дрессированная собака не ест, не обманывайте себя, она ест тогда, когда вы этого не видите. Любая. То есть, пока ты будешь сидеть рядом, он будет изображать вид, что он мучается. Я видел только одну собаку у наших друзей, мы оставались с ней на два или три дня, правда, я не знаю, что бы было, если бы мы вышли из комнаты. Ротвейлер. Но когда на кухне делалась еда, он убегал ровно по диагонали в самую дальнюю часть квартиры, садился к батарее и пускал слюни, только так смотрел, потом издалека, он видел эту миску – она была в прицеле, пускал слюни. Вся батарея уже была в слюнях, он говорит: Мэй, сиди.
КОВАЛЕВСКИЙ: Давайте переходить к вопросам слушателей.
НОСИК: Я не против, давайте.
БАТИНОВА: Сергей Дирин спрашивает: ╚Можно ли будет посмотреть ваш спектакль через Интернет, в записи, например?╩
НОСИК: Нет, записи спектаклей не делаются в Интернете. Во-первых, в отличие от кино, такой хороший операторский анекдот, когда два оператора сидят, пьют водку, один другому говорит: слушай, жили мы с тобой, как серые людишки, сидим и пьем уже пятый час. Давай, пойдем в театр, у нас артисты снимались, приглашали, посмотрим на них. Второй говорит: ты что, идиот? На общем плане три часа на этих артистов смотреть? Театр это общий план. Была ведь потрясающая школа в советском телевидении, когда делали телевизионные спектакли. Но этот спектакль снимался как фильм, его делили на сцены, разводили и снимали. Это остается в Госфильмофонде, действительно, шедевры, это действительно достояние страны. А мы же тоже пользуемся, обязательно любой спектакль новый снимается на пленку, чтобы┘, но это не имеет отношения ни коим образом к показанному, это только для артистов, которые ┘ А что ты там движение делаешь, какой ножкой? Правой? Ага, понял.
КОВАЛЕВСКИЙ: Это было не так плохо, вот эти телевизионные.
НОСИК: Это было замечательно. И очень жалко, потому что спектакли имеют свойство, это искусство, к сожалению, сиюминутное, его бы надо писать.
КОВАЛЕВСКИЙ: Алеша Попович спрашивает вас: ╚Если бы вы получили одновременно два предложения, одно от Джеймса Камерона на съемки в ╚Аватаре╩, и другое от Никиты Михалкова на съемки в ╚Утомленные солнцем-2╩. Кому бы вы отказали?╩
НОСИК: Ну, это провокационный вопрос. При неправильном ответе я никогда уже не буду сниматься у Никиты Михалкова. Ну, на самом деле, я думаю, что ответ тут будет один, что там ты будешь мультипликационным, что там тебя подорвут где-нибудь, что так, что так. Я думаю, что я успел бы сняться одновременно и там, и там. Особенно в нарисованном ╚Аватаре╩, хорошо, я был бы лианой слева.
БАТИНОВА: Кстати, вот эта актриса, которая снималась в ╚Авататре╩ синяя.
НОСИК: В каком смысле синяя?
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, это известная синяя, это фамилия.
БАТИНОВА: Не та, которая пьет.
НОСИК: Хорошо, что ее фамилия не голубая.
КОВАЛЕВСКИЙ: Маргарита Синяя.
БАТИНОВА: Очень популярная, межу прочим, она первая в рейтингах. Люди любят ее очень, нравится всем.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот резиновая синяя тоже известна очень. ╚Нравится ли вам женский бокс и нравится ли вам чемпионка по боксу Наталья Рогозина?╩
НОСИК: С Наташей мы общались, она была на боксе, она фантастическая, она очень талантливый человек.
КОВАЛЕВСКИЙ: Сейчас за кадром Александр сказал, что, конечно же, он снялся бы у Михалкова.
НОСИК: Никита Сергеевич, помните, я уже сейчас┘я потом пришлю свою фотографию.
КОВАЛЕВСКИЙ: Мы остановились на Рогозиной.
НОСИК: Да, Наташа Рогозина, она действительно безумно профессиональный человек, она очень интересная, талантливая, она одаренный боксер и очень живой человек в жизни. То есть, Наташка нам помогла, она нас поддержала. Вообще, удивительно, когда ты выходишь на ринг, и тебе женщина показывает, как надо драться. Она говорит: вот сюда. Это такое ощущение странное, такое непонятное.
КОВАЛЕВСКИЙ: Саша, я вам честно говорю, я говорил уже об этом в эфире, я мечтаю с ней выйти на ринг, в спарринг, я имею в виду. Вы бы вышли?
НОСИК: Я сразу приду с букетом, в смысле с веночком, потому что выходить, Максим, не рекомендую.
КОВАЛЕВСКИЙ: Но она же женщина.
НОСИК: Это какая женщина. Вот эта женщина не одного коня, табун остановит на скаку.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вы бы не рискнули?
НОСИК: Нет. Я честно говорю, нет, только вместе с ней плечом к плечу, только против кого-то. С Наташей я готов и в темную подворотню.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, ладно, меня все отговаривают, видимо, с Рогозиной не пойду. А у нас есть поменьше боксерша?
БАТИНОВА: Денис Маслаков спрашивает: ╚А у вас есть любимый партнер на театральной сцене?╩
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, я, кстати, тоже вас хотели про Славу Гречишкина спросить.
НОСИК: Вообще, со Славой мы первый раз столкнулись, когда снимался фильм ╚Боец╩. Жена Серов снимал ╚Боец╩, это было в Ростове-на-Дону, Дима Марьянов, Аня Снаткина, и мы тогда сдружились. И я был очень рад, потому что у нас никак не состыковывалось, мы больше никак не попадали на площадку вместе, когда сейчас уже собирались на спектакль, я позвонил: Слав, пойдешь? Пойду. Ну, а теперь уже творческий процесс идет, потому нет. Я обожаю Славку.
КОВАЛЕВСКИЙ: Он же великий комик, импровизатор.
НОСИК: Он очень такой, он ярко-креативный, с потрясающим чувством юмора, он очень обаятельный в репетициях. Сейчас мы танцы репетируем. Мы сегодня репетируем танцы, значит, Слава одевает, все жарко, платочек надел и собранно танцует. Причем у него нет таких безумных движений, но он это делает так вкусно, что можно стоять, любоваться. На самом деле, я хочу сказать, что партнеры, наверное, все любимые, не потому что это из лояльности, а ведь каждая роль любимая, нет нелюбимой роли – они все дети. И партнеры, они все твои партнеры. Я, скорее, мог бы перечислить не любимых партнеров, с кем пришлось намучиться, но не стоит того, мы идем вперед, лучше говорить о тех, кого любишь. Но хороший партнер, ты всегда его отмечаешь. Это всегда удивительно, ты приезжаешь на пробы, ты не знаешь, кто это, и думаешь, сейчас пробы, это всегда очень тяжело. Первый съемочный день, когда ты не знаешь, ты не работал с человеком, это притирка. И вдруг ты видишь, человек готов к общению, он открыт, он слышит, видит, и вы начинаете работать, и вдруг глаз горит. Вот это великое партнерское ощущение.
КОВАЛЕВСКИЙ: Последний вопрос.
НОСИК: Нет, завершающий.
КОВАЛЕВСКИЙ: Важная персона спрашивает: ╚Вот мне любопытно, неужели трудно поставить гостям и ведущим в студии кружки с минеральной водой, чтобы они не пили из горла?╩
БАТИНОВА: Вот так.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нам надо решить сейчас, кто получит два билета на концерт ╚Нескромное обаяние буржуазии╩.
НОСИК: Все-таки за самый провокационный вопрос и самый провокационный ответ Никита Михалков.
КОВАЛЕВСКИЙ: Алеша Попович.
НОСИК: Нет, это действительно с подковыркой, с юмором.
КОВАЛЕВСКИЙ: Премьера состоится 18, в театре Содружества актеров Таганки, станция метро ╚Таганская╩. Выход из первого вагона.
БАТИНОВА: Спасибо большое, Александр,
НОСИК: Спасибо вам.
Слушайте в аудиофайле.

По-большому. Все выпуски

Рубрики
  • Все аудио
  • Маяк. 55 лет
  • Культурное обозрение с Павлом Гайковым

    16:13
  • Мария Машкова и Ольга Сутулова в гостях у Елены Батиновой и Вадима Тихомирова

    33:54
  • Кирилл Немоляев – об аутсайдерах

    16:10
  • Актер и режиссер Сергей Пускепалис в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова

    17:44
  • Актер и режиссер Сергей Пускепалис в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова

    17:19
  • Руслан Джавадов в гостях у Лены Батиновой и Дмитрия Мириманова

    14:05
  • Руслан Джавадов в гостях у Лены Батиновой и Дмитрия Мириманова

    16:20
  • Виктор Добронравов в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова

    13:54
  • Виктор Добронравов в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова

    13:36
  • Павел Гайков в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова

    11:50
  • Гия Саралидзе и Кирилл Немоляев в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова

    17:51
  • Антон Волков в гостях у Марии Бачениной и Максима Ковалевского

    35:06
Еще

Популярное аудио

  • Сергей Стиллавин и его друзья

    Как перестать беспокоиться и начать жить

    36:52
  • Соловьёв LIVE

    Переломный момент в истории

    39:48
  • Железная логика

    "Элита России должна состоять из осознанных патриотов"

    43:35
  • Железная логика

    Возрождение марки "Москвич" – духоподъёмный факт

    41:16
  • Железная логика

    "Украинские боевики выходят с намерением получить милосердие"

    41:46
  • Железная логика

    Боевики с "Азовстали" виновны в самых страшных преступлениях

    41:12
  • Полный контакт

    Европой управляют люди, у которых нет мандата доверия

    42:37
  • Железная логика

    "США и Британия готовили Украину, чтобы она стала полем боя"

    42:20
  • Сергей Стиллавин и его друзья

    Летний режим питания; братцы, будем бдительны и стихи Игоря Северянина

    17:58
  • Сергей Стиллавин и его друзья

    Англицизмы, жулики на дорогах и Алексей Хомяков

    20:06
  • Железная логика

    "Помощь Украине всегда уходила в пустоту"

    43:34
  • "Практика театра". Совместный проект с театром "Практика"

    Гость: композитор Николай Попов

    :09

Выпуски передач

  • "Поэзия двух веков". Авторская программа Авангарда Леонтьева

    Андрей Вознесенский. Стихи

    :14
  • "Игра слов"

    Экономить что или на чём

    :09
  • "Книги по назначению"

    Современная русская проза. Книга 5. Алексей Сальников "Оккультрегер"

    :09
  • "Игра слов"

    Одеть и надеть

    :09
  • "Новая музыка". Совместный проект с Союзом композиторов

    Алексей Крашенинников. "БЕГСТВО ВПЕРЕДИ СЕБЯ" для скрипки и электроники

    :09
  • "Книги по назначению"

    Современная русская проза. Книга 4. Дина Рубина "Маньяк Гуревич"

    :09
  • "Театральная среда Вадима Верника"

    Крупным планом. Гость: Антон Федоров – театральный режиссёр

    :09
  • "Игра слов"

    Негатив и позитив

    :09
  • "Книги по назначению"

    Современная русская проза. Книга 3. Лена Элтанг "Радин"

    :09
  • "Игра слов"

    Сомнамбула

    :09
  • "Книги по назначению"

    Современная русская проза. Книга 2. Елена Катишонок "Джек, который пострпоил дом"

    :09
  • Сильное впечатление

    К 150-летию со дня рождения Леонида Собинова. Р.Вагнер "Лоэнгрин"

    :09