Выберите регион

Смотрим на

В захвате Максима Шугалея подозревают западные спецслужбы

Кошмар ливийского плена. Невозможно представить, что ему пришлось пережить. Леденящий душу рассказ социолога Максима Шугалея.

Страшный опыт – полтора года в ужасающих условиях ливийской тюрьмы и неожиданное свобода. Социолог Максим Шугалей в декабре вместе со своим переводчиком был освобожден из ливийского плена. Что он пережил и что чувствует сейчас?

Социолог Максим Шугалей и его переводчик Самир Суэйфан на родине уж более месяца. Но продолжают появляться новые подробности их ливийского плена, которых уже могло бы хватить на организацию международного расследования.

Граждане России прибыли в Триполи в 2018 году для того, чтобы провести социологические исследования накануне крупнейшего экономического форума "Россия – Африка". Ливия уже много лет – "черная дыра" на Африканском континенте, страну разрывает гражданская война, которая была спровоцирована коллективным Западом, государственные институты разрушены, поэтому работа российских ученых была крайне необходима бизнес-сообществу, правительственным структурам, экспертам по региону. Шугалея и Суэйфана пленили ливийцы, но командовали боевиками гости Триполи.

- Правда ли, что во время задержания были представители западных спецслужб?

- Я в этом уверен, да, – говорит Максим Шугалей.

- Говорят, вы видели людей, которые были не похожи на ливийцев?

- Произошло так, что когда меня вели уже к машине со второго этажа, на меня надели мой мешок, с которым я ездил в спортзал. Мешок был в сеточку. По сути, глаза-то они мне закрыли этим мешком, но видимость была отличная. И внизу сидели люди, которые были явно не похожи на представителей местного населения. Причем люди с хорошей выдержкой, потому что они листали наши бумаги, смотрели. Рядом избивали моего переводчика. На крики, на то, что падала мебель, они не реагировали совершенно. То есть у людей была четкая задача. Было понятно, что захватом руководят они.

Маскима Шугалея и Самира Суэйфана держали в частной тюрьме Митига, она находится в ливийской столице, и управляют ею боевики радикальной группировки "Рада". Группировка получает деньги от правительства национального единства, а тюрьма этой группировки – место, где можно без суда и следствия годами держать людей, причем держать в нечеловеческих условиях.

- Я был в камере, в которой находятся около 60 человек. А сама камера – 25 метров. Конечно, каждый рассказывает то, что он видел. Многие вещи я просто, физически не мог видеть. В тюрьме очень много людей погибает. Какие-то похороны, какие-то вызовы родственников – это все отсутствует, – рассказал Максим Шугалей.

- Братские могилы?

- Братских могил нет никаких. Там есть рядом море. Есть одеяла старые. Все.

- То есть людей просто выбрасывали в Средиземное море?

- Просто выбрасывали, да. Мне очевидцы этого говорили дословно. Это не один человек. Потому что там даже не надо говорить, что о том, что забили, это случается. В камере один человек спит, а второй стоит. Он не может сесть. Мне показали место. Мы с человеком делили это место. И пока он спит 2 часа, я стою. Потом 2 часа проходят, он встает, я ложусь спать на это место. И я говорил, как это возможно?! То есть через несколько дней ты ходишь, как зомби.

Российских граждан в Ливии обвиняли в попытке вмешательства в выборы, которых не было, – они просто не состоялись. После пытались представить российскими разведчиками, еще позже – террористами. Судя по всему, западным странам, которые контролируют правительство в Триполи, нужна была провокация. Шугалея и Суэйфана принуждали сделать фальшивое признание о связях с российскими спецслужбами. За это им предлагали переехать из Ливии в Европу.

- Вдруг в пятницу – а в пятницу обычно там никто не работает – меня вызывают рано утром, везут в прокуратуру, и там я встречаюсь с Саммером. И Саммер говорит я вчера здесь был, если тебе предложат уехать в другую страну, соглашайся, главное – отсюда выбраться. И действительно, меня вызвали на допрос. И сперва это было ни о чем. Они постепенно стали подводить к тому, что вы не боитесь возвращаться в Россию? Я уже был готов к этому вопросу. Находясь здесь, боюсь чего угодно, я готов уехать хоть куда, лишь бы уехать из этой тюрьмы. Вы готовы уехать в третью страну? Как ты думаешь, какая страна? Я говорю, для меня сомнений нет. Это либо США, либо Англия. Я говорю, смотря что нужно сделать. Потому что я не чиновник. Я занимаюсь исследованиями. Я не вхожу в разведки, в спецслужбы, не занимаю какие-то посты. И государственных тайн я не знаю. Выступать по телевизору и обвинять страну свою в чем-то я не буду. Если вам нужна какая-то информация по моей поездке, ради бога. Но она есть в Интернете. Готовы ли встречаться с представителем этой страны? Готов. Встреча состоится в конце недели. Но встреча не состоялась, – вспоминает Шугалей.

- Они поняли, что вы не готовы пойти на предательство?

- Я уверен в том, что они это не поняли. Поняли те, кому они передали это.

Максим уверен, что свободы на полтора года его лишили по указанию американских спецслужб и частную тюрьму Митига курируют американцы. Вот фотографии из Митиги. Но даже эти снимки не в полном объеме иллюстрируют ужасы тюрьмы. Кстати, именно там содержат многих соратников убитого Муаммара Каддафи. Американцы вообще любят тайные частные тюрьмы.

- Это надо остановить, – уверен Шугалей. – О чем мы можем говорить, что Россия в чем-то виновата, Америка в чем-то, когда в нескольких тысячах километров от нас есть такие места?! Это мое частное мнение, я на него имею право. Не знаю, какими законами можно оправдать любое прямое вмешательство. Оно необходимо. Я не призываю ни к чему, но у меня у одного, конечно, сил не хватит. Я призываю просто, если это возможно, если я буду услышан мировым сообществом, закрыть это. Этого не должно быть. Это кошмар, который должен быть прекращен. Незамедлительно.

При этом, несмотря на все испытания, плен, пытки, Максим Шугалей сделал свою работу. Сейчас выходят его книги, он занимается научной работой.

- Мы начали с того, что вы проводили социологическое исследование, которое не успели закончить. Вы вернулись домой. Вы можете сформулировать результаты своего исследования?

- До конца, наверное, не смогу. Я могу рассказать основное положение. То, что абсолютно все признают, что на данный момент страна не является самостоятельной. По сути своей в том классическом понимании государства она не существует. То есть это территориально раздробленные части. Вертикальные вещи идут из центра управления, а горизонталей вообще нет. То есть не выстроена система. Отсутствует полностью законодательство. Люди устали от этого. И они, конечно, ждут. Они, может быть, ждут даже помощи извне. Они готовы к этому. Они ждут помощи даже не в деньгах, а чтобы им дали возможность самим принять решение, избрать президента, выстроить понятные законы и начать какое-то восстановление этой страны. Потребность такая внизу очень мощная, – отметил Шугалей.

Вообще мало кто верил, что Шугалей и Суэйфан будут освобождены. Они, что называется. слишком много знают. И здесь впервые в истории страны были использованы все возможные пути влияния. Работал МИД, Министерство обороны, институты гражданского общества. На большие экраны вышли два художественных фильма, которые основаны на реальных событиях и где все совпадения не случайны. Впереди третья часть картины "Шугалей". И этот фильм, как и реальная история, со счастливым финалом.

Читайте также

Видео по теме