Выберите регион

Смотрим на

Семья Баталовых стала на шаг ближе к возврату отнятого имущества

Спор вокруг наследства Алексея Баталова длится по сей день. В понедельник, 5 апреля, состоялось еще одно заседание. В нем принял участие нотариус, который и подписал скандальную сделку.

В понедельник, 5 апреля, почти пять часов длилось судебное заседание по делу о мошенничестве с наследством Алексея Баталова. Впервые в процессе участвовал один из ключевых фигурантов — нотариус, который подписал скандальную сделку, из-за которой вдова и дочь народного артиста лишились своего имущества. Какие вопросы ему были заданы и что он на них ответил?

— Скоро девяносто лет мне будет, я первый раз иду в суд. Я на Бога надеюсь, ребят!

Чего стоило двум отважным женщинам, вдове народного артиста Алексея Баталова Гитане Леонтенко и его дочери, страдающей ДЦП, вновь пройти сквозь строй телекамер, можно лишь догадываться. Прямо на пороге суда Мария Баталова выступила со страстной речью, которую зачитала от ее имени адвокат:

"Только в последние пять-шесть лет людей с моим поражением ДЦП в средней-тяжелой форме признали людьми. А мы, люди с таким поражением, с ясным разумом, тоже граждане России и имеем право на личную жизнь, а, оказывается, если человек не разговаривает и не владеет руками, его можно обманным путем превратить в болванчика, обхитрить родителей".

И это было лишь начало. Мария Баталова готовилась лично дать показания. С помощью специального аппарата она набирала на ноутбуке ответы на вопросы судьи. Договоров ренты ни с Михаилом Цивиным, ни с Натальей Дрожжиной она не заключала. Три квартиры на сто миллионов рублей ей не отдавала. Мария Баталова требует признать договоры недействительными.

Татьяна Воронова — ключевой свидетель по делу. Дружит с Баталовыми более четверти века. Именно на нее Дрожжина, будучи уличена в завладении наследством Баталова, написала донос в полицию.

"Я уверена, что эти договоры заключены обманным путем. Когда Гитана Аркадьевна и Мария услышали, что эта недвижимость им уже не принадлежит, они были шокированы. Собственно, первый шок был у Гитаны Аркадьевны, когда она увидела, что банковская ячейка пуста", — рассказала Татьяна Воронова.

А вот что говорила во время заседания Наталья Дрожжина:

"Ни Мария Алексеевна, Машенька, ни Гитана Аркадьевна себе бы этого никогда не позволили, если бы их не настроили люди, которые находились с ними рядом, а люди моложе нас намного, поэтому они просто поняли, что здесь можно поживиться".

Обвиняемые в мошенничестве Цивин и Дрожжина требуют расторгнуть договоры ренты, как если бы они были действительно заключены. Это должно спасти ушлых опекунов от тюрьмы.

История с сомнительными договорами ренты, похоже, двинулась к развязке. Главным вопросом заседания было наличие доказательств того, что рента реально выплачивалась Баталовым, однако адвокаты Дрожжиной так и не представили в суд ни одного документального подтверждения.

И, наконец, нотариус Дмитрий Бублий, помогавший Цивину и Дрожжиной не только состряпать, но и зарегистрировать документы на баталовскую недвижимость.

— Скажите, документы фиктивные или настоящие? Вы завизировали три договора пожизненной ренты женщине, которая никогда не была у вас здесь, вас никогда не видела и вы дома у нее не были. Как это могло получиться?

Точно те же вопросы, которые мы задавали нотариусу еще в сентябре, теперь ему задал суд. Вот как прокомментировал это адвокат Марии Баталовой и Гитаны Леонтенко:

"Нотариус отказался давать показания. На все наши вопросы он сказал, что отвечать не будет. Есть статья за отказ от дачи показаний свидетеля. С нашей точки зрения, нотариус совершил незаконные действия, и суд ему сказал, что он исполняет государственную функцию, ему лицензию выдает государство".

Для Бублия это означает, скорее всего, лишение лицензии нотариуса и уголовное преследование.

Цивин и Дрожжина стали на шаг ближе к справедливому приговору, а семья Баталовых к возврату отнятого имущества и восстановлению справедливости.

Читайте также

Видео по теме