Выберите регион

Смотрим на

"Ростех" готовит "КОВИД-глобулин" и вакцину от двух вирусов сразу

Какую вакцину сразу и от ковида, и от гриппа задумали в "Ростехе"? И что же за новый самолет там представили?

"Ростех" – та структура, благодаря которой уже не скажешь: "А где же в России новые заводы?" Их – новых заводов – десятки, если не сотни. Шаг за шагом все последние годы в стране формировался промышленный гигант, объединяющий все – от оборонки до производства актуальных сейчас ИВЛ и защитных масок. Собеседник "Вестей в субботу" – нечасто дающий интервью глава "Ростеха" Сергей Чемезов. Мы узнаем много нового.

Раскраска холодильников вручную – это, наверное, блажь для очень обеспеченных. Но они, обеспеченные, зная толк в качестве, теперь заказывают такое для холодильников российского производства.

Предприятие "Ростеха" в Зеленодольске, где раньше делали исключительно патроны. Теперь здесь делают и суперклассные холодильники: и бытовые (самых разных ценовых категорий), и под вакцины. Впрочем, обо всем по порядку.

Аэродром Раменское ассоциируется с авиабазой МЧС. Но ведь это и знаменитый Жуковский, где рутинно идет работа над новыми самолетами. Теперь – опять рутинно. В ангаре – много Sukhoi Superjet сразу многих авиакомпаний: "Азимут", "Россия", Red Wings, "Ямал". А Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) – это теперь тоже "Ростех", чей глава Сергей Чемезов назначил нам встречу как раз здесь.

"Это наше совместное предприятие с итальянцами в Подмосковье", – рассказывает Чемезов.

Впрочем, про иностранцев поговорим отдельно. Главное – что в России. Садимся в автобус.

- Сколько у вас народу всего в "Ростехе"?

- Около 600 тысяч, – поясняет Сергей Чемезов.

- Скольких из них вы помните по именам?

- Ну, руководителей, конечно, помню.

Хотя и всех руководителей всех подразделений "Ростеха" упомнить я бы лично, наверное, не смог – столько "Ростех" сейчас всего делает. Но пока основа – военная продукция. Например, модернизированный в Казани стратегический ракетоносец Ту-160.

- Стоят современные новые двигатели, – отметил Сергей Чемезов.

- Что делает их более экономичными.

- Да. Дальность полета больше.

Никогда не забуду, как еще в 2008-м мне разрешили залезть внутрь такого самолета. Но теперь смотреть можно только издали, как на этих съемках в небе над Сирией. В "Ростехе" самолеты очень серьезно модернизировали – много гостайн.

- Оборудование бортовое заменено. Внешне самолет тот же, а внутри – новый, – говорит Чемезов.

И именно на этом поле летом будет авиакосмический салон МАКС. Должен быть. Но будет ли? Все-таки сейчас столько всего сошлось: Так будет? И будет ли показано что-то совсем новенькое?

- Будет, – уверяет глава "Ростеха".

- Как-то у вас гостайна мелькнула.

- Не хотелось бы сейчас раскрывать.

- Военное, гражданское?

- Военное.

- Актуально.

По пути – на еще один объект. Он будет гражданским.

- Вы ответили мне с некоторым сожалением словом "актуально" на мою ремарку о том, что военное сейчас актуально. Но еще более актуально то, что творится в мировой политике. Очередная волна санкций, до этого были санкции. Как вы справляетесь?

- Наверное, будет неправдой сказать, что нам совершенно безразличны санкции. Нет, они, конечно, на нас влияют. И, к сожалению, не очень хорошо. Так бы корпорация могла расти гораздо большими темпами, – считает Чемезов.

- Ну вам грех жаловаться-то – у вас 6-процентный рост за прошлый год.

- 6% рост, да, но должно были быть 17%. Еще и ковид…

- Обращу внимание: вход без масок, социальная дистанция. Мы вами оба после теста и вакцинированы.

- Мы после теста, да.

Когда подъезжаем к медицинскому вертолету (кстати, это "Ансат", тоже из России, из Татарстана), Чемезов рассказывает, куда еще именно на вертолетах летает на предприятия "Ростеха": Ярославль, Тула, Тверь. Но мыслями он явно в Перми. Там будут делать "КОВИД-глобулин" – лекарство от коронавируса. Из чего его производят?

- Из плазмы крови человека, который уже переболел ковидом и имеет свои антитела. Его используют для лечения людей, у которых средняя и тяжелая стадии заболевания, – пояснил Сергей Чемезов.

Плазму поставила Москва – две с половиной тонны. Первая фаза клинических испытаний уже позади.

- Новый препарат, – замечает глава "Ростеха".

- Вы так спокойно говорите обо всем этом. Ведь на самом деле, если так, то это прорыв невероятный. Все боятся ковида из-за того, что до сих пор непонятно, как лечить.

- Я надеюсь, что этот препарат поможет избавиться от этого заболевания.

- А вакцину свою будете пытаться разработать?

- Да. Вакцин должно быть много.

И не просто вакцину, а такую, которая была бы сразу и против ковида, и против гриппа. Уменьшит это не только бюджетные расходы на производство и доставку.

- Инъекционную нагрузку на пациентов уменьшит, – отмечает Чемезов.- Вместо двух вакцин, двух уколов, нужно будет поставить только один.

- У меня получилось три. Пришлось посоветовался с врачами. Мне говорят: "У тебя против гриппа есть?" Я говорю: "Нет". "А пневмококк от воспаления легких?" "Нет". "Сначала эти две, а потом уже давай колись", – сказали мне.

- Правильно, я – также.

- А здесь на один укол меньше?

- На один укол будет меньше.

- Когда вы это выпустите?

- Надеюсь, что к концу года, может быть, в начале следующего года мы сможем уже зарегистрировать.

В перерыве между съемками заходим в одно особое помещение аэродрома Жуковский.

- Это, я так понимаю, комната, где летный состав проходит подготовку?

- Здесь, наверное, просто перекусывают, чай, кофе пьют.

- Я хожу в маске. Эта, кстати, уже старенькая, я выброшу. Что потом с этим мусором всем делать?

- Эта тема очень большая, – признается Сергей Чемезов.

Именно "Ростех" взялся сейчас за такую большую тему, как переработка мусора. Вот уж волнует всех. Впрочем, знаете, что? Давайте и к этой теме вернемся еще отдельно. Иначе проскочим. А пока…

- Что-то мне в этом двигателе не нравится.

- Американский потому что? – говорит глава "Ростеха".

- Там, по-моему, сбоку орел до сих пор нарисован американский.

- Да.

Теперь двигатель будет свой, российский. Так же, как на новые свои будут заменять и российско-французские движки на Sukhoi Superjet. Нет худа без добра: санкционное давление подстегнуло к тому, чтобы учиться делать самим. А что касается совсем нового гражданского самолета МС-21, то американцы лишили его и своего композитного крыла. Тоже будет свое.

- Когда будете ставить эти крылья?

- Уже, – подчеркивает Сергей Чемезов. – Первое крыло на первую серийную машину идет в конце этой недели.

- Пустят ли на рынки этот самолет? По политическим причинам.

- Нам еще достаточно своего рынка.

- А как вы будете подталкивать к тому, чтобы российские перевозчики заменяли имеющиеся у них Airbus, Boeing на ваши самолеты?

- А чем мы хуже?!

Поднимемся на борт.

- Такое ощущение, что иногда американцы занимаются "самострелом". Но ведь для них это был хороший бизнес.

- Конечно, они потеряют рынок. А если мы говорим о том, что мы будем продавать самолеты еще и в ближайший регион нашим партнерам, значит, это они значительно потеряют, – считает Чемезов.

- И себя же заказов лишили.

- Конечно.

В кабине я лично сначала немного растерялся. Штурвалы ушли в прошлое. Но и вообще здесь все так умно, что я не мог не спросить про модный сейчас искусственный интеллект. Кроме автопилота где еще его применит "Ростех"?

- Тот же танк "Армата". Он может использоваться и как с экипажем, так и без экипажа. Искусственный интеллект будет управлять танком, – отметил Чемезов.

- Но окончательное решение принимает все-таки человек?

- Конечно. Дистанционно.

- То есть он выбирает цель сам?

- Да. А дальше кнопку нажать, стрелять или не стрелять – это решение уже принимает человек.

- Это политическое решение.

Еще на "КамАЗе" (а это тоже "Ростех") уже есть беспилотные грузовики. Но мы – еще о политике.

- А что же вы своих сотрудников лишили WhatsApp, Skype? Чего еще?

- Нет, если говорить о частных разговорах, переписках, они могут, пожалуйста, – сказал Чемезов.

А вот корпоративные разговоры теперь – только на своих платформах.

- WhatsApp, Skype не такие надежные с точки зрения безопасности?

- Вы понимаете, где это находится и кто этим управляет? Вся информация будет уходить владельцам, – отметил глава "Ростеха".

- То есть у вас есть ощущение, что все уходит?

- Конечно, полностью все. Накопление информации осуществляется там, и при необходимости поднимается вся база данных, которая была там накоплена за многие годы.

- Я вам все-таки задам политический вопрос. А будет счастливое время, когда здравый смысл вернется?

- Хотелось бы верить, что такое время наступит. Но, боюсь, что жить уже придется не нам в это время.

- Думаете, так надолго все?

- Я думаю, что, к сожалению, надолго. Потому что обострить отношения можно легко и быстро, а вот восстановить доверие друг к другу – для этого требуется время. Под влиянием политиков, к сожалению, наши партнеры могут изменить свои решения и сделать то, как им будет сказано.

- И дело не в том, консерваторы или либералы в Кремле.

- Совершенно. Это не имеет значения. Ничего не изменится.

Но хватить об этом. Посмотрим, какой у самолета салон. Чем он хорош?

- Что это за стрелочка? Я что-то таких на других самолетах не видел.

- Это ширина нашего самолета, – поясняет Чемезов.

- То есть это самый широкий, получается?

- У нас самый широкий.

Таких машин в Иркутске планируется производить до 70 штук в год. Ну, а на фоне Sukhoi Superjet говорим о том, как "Ростех" будет производить все новые и новые самолеты теперь, когда в него вошла и ОАК.

- Вы вообще так замахнулись на ОАК...

- Как? Ее надо было спасать. Огромное количество долгов было, – говорит глава "Ростеха".

- Бывалые "Ту", "Як", "Илы" в составе ОАК? Как это будет?

- Они остаются. Бренды никуда не исчезают. Мы их КБ сохраним, но соберем в одно место, создаем конструкторский центр, где будут все КБ. Это не означает, что они будут слиты, нет. Они будут просто под одной крышей. Но общая у них будет инфраструктура, бухгалтерия, юристы, финансисты, – поясняет Сергей Чемезов.

- А до сих пор у каждого свое было?

- Над этой управляющей структурой еще огромный ОАК. В Москве работает 21 тысяча сотрудников, из них более одной трети – это менеджеры, управленцы. В первую очередь это сокращение коснется административно-управленческого персонала. Конструкторов и инженеров, конечно, мы трогать не будем. Так что пусть не беспокоятся. А административно-управленческий персонал сократим.

- И рабочих не будете трогать?

- Нет, рабочих, конечно, нет.

- Это штучные ребята все. И девушки.

- Да, и девушки работают.

Работают в том числе над тем, что ставят на крылья Sukhoi Superjet винглеты, чтобы лучше и дальше летал. Пока – для корпоративного самолета ФСК "Россети". Но дальше…

- То, что сейчас для випов?

- Да, – сказал Чемезов.

- В рамках импортозамещения – для всех?

- Да.

Но мы обещали вернуться и к теме переработки мусора. Будем и дальше возводить из него горы? Или все-таки лучше сжигать? Итак, важные подробности.

- Мы нашли такую технологию, которая максимально сокращает выбросы. Это совместная японо-швейцарская компания Hitachi Zosen, – рассказывает глава "Ростеха".

- То есть она уже работает где-то?

- Да. У них уже, по-моему, более семидесяти предприятий подобных построены по всему миру.

- В третьем мире, извините за выражение, или в передовых самых странах тоже?

- В Европе.

- Не пахнет вокруг?

- Совершенно не пахнет. Год назад мы решили собрать всех противников, взяли самолет, человек пятьдесят загрузили в него, привезли в Швейцарию, подвезли к этим заводам. Они с дозиметрами, ходили, измеряли, смотрели – все чисто.

- Но вы не будете менять специально для России как-то?

- Нет.

- 50% используются вторично, а 50% нужно уничтожать сжиганием, – поясняет Чемезов.

- Вторично что-то полезное?

- Полезное. Там металл, стекло, бумага, даже биологические отходы, они тоже используются для изготовления технического грунта. Это обсыпка дорог, газонов. Понятно, что на этом грунте выращивать капусту, огурцы, помидоры не следует, но вот трава вполне может расти.

- А то, что не подлежит утилизации, сжигается?

- Да. Потом нас стали обвинять: а куда же вы денете золу? Мы говорим: золу мы тоже будем использовать в строительных целях, будем замешивать вместе с цементом и изготавливать основу для автомобильных дорог либо фундаменты для производственных площадок, всевозможных заводов и так далее.

Кстати, в соответствии с мировыми веяниями и в России мусор объявлен возобновляемым источником энергии. Так, может, согласимся сделать страну чище?

- Иначе свалки, которые у нас вокруг Москвы, будут расти в геометрической прогрессии. И мы будем этим дышать, пить воду, потому что, это все пойдет в землю. И что в результате? Люди будут болеть болезнями, которые мы не понимаем, откуда берутся, – подчеркнул Сергей Чемезов.

Чем еще занимается и к чему присматривается "Ростех"? Стратегические Ту-160 он теперь будет не только модернизировать, но и вновь производить, с нуля. Впрочем, такая продукция – для самой России. Это стратегический эксклюзив. Но вообще экспорт военной продукции по итогам прошлого года составил 13 миллиардов долларов.

- И независимо от того, что хоть и санкции, пандемия, портфель заказов у нас сохраняется уже несколько лет около 50 миллиардов долларов.

- Да.

Еще цифра. За прошлый год доля гражданской продукции "Ростеха" достигла 34%.

- За прошлый год доля гражданской продукции составляла 34%. Президент поставил задачу к 2030 году, чтобы мы добились 50-процентной доли, но мы себе уже поставили более амбициозно задачу: к 2025 году должны выйти на цифру 50%, – отметил Чемезов.

- А вот сверхзвуковой самолет, который вы обсуждаете с Соединенными Арабскими Эмиратами, он на базе Ту-160?

- Нет, это совершенно новая машина. Она пока только на бумаге.

- Но красивая идея восстановить сверхзвуковые самолеты.

- Идея красивая. Но, к сожалению, это не экономично. Это убыточный проект.

- Ну, для шейхов…

- Для шейхов, наверное, интересная игрушка.

- А вы заработаете хорошо.

- Может быть, если они в итоге согласятся.

И все-таки о главном сейчас. Неподалеку от Жуковского – логистический центр "Ростеха" в Домодедово, откуда недавно мы показывали кадры того, как уже существующую вакцину "Спутник" сюда привозят с предприятия "Ростеха" в Уфе и распределяют по всей стране. На каждой коробке – чип, который позволяет контролировать температуру дистанционно.

- У нас уже опыт достаточно большой. Мы уже много лет возим различные вакцины. Тоже, конечно, с соблюдением температурного режима. И поэтому у нас все уже отлажено. У нас уже перевезены за месяц более 8 миллионов доз, – отметил Чемезов.

- И, соответственно. меньше придется перевозить людей больных, дай Бог.

- Дай Бог.

Читайте также

Видео по теме