Выберите регион

Смотрим на

Спектакль "Нана" Андрия Жолдака представили в Александринском театре

В петербургской театральной среде постановка вызвала бурные споры.

"Нана" в Москве – Александринский театр привез в столицу постановку Андрия Жолдака по роману Эмиля Золя. Критики называют спектакль "самой реалистической" работой режиссера. Алия Шарифуллина делится впечатлениями.

Андрию Жолдаку уже давно говорили: Эмиль Золя – его автор. То, что свойственно писателю-естествоиспытателю легко отыщется в сценическом мире режиссера. Но "Нана" создавалась мучительно. Жолдак долго искал к ней ключ, пока однажды в период репетиций не посмотрел "Нимфоманку" и "Дом, который построил Джек" Ларса фон Триера. Режиссер понял, что будет вести в этом спектакле диалог с Триером, на языке Триера.

"Андрий находит некую волну космическую и, собственно, как происходит вся история – сидят актеры, кто будет играть в спектакле, кого играть в спектакле – никто не знает. У Андрия рождаются спектакли здесь и сейчас. Иногда бывает, что нет задумки совершенно. Часто бывает так – текст произведения порой рождается – Андрий сам говорит, что сказать – это не написано нигде. Просто он ловит, что может быть как-то эмоционально эта фраза подстегнет зрителя", – рассказал актер Степан Балакшин.

Близко к первоисточнику – это не про Жолдака. Театр честно предупреждает – не стоит ждать от спектакля следования сюжетной логике романа Золя. Текст для режиссера – лишь отправная точка для фантазий и провокаций. Действие начинается сразу с седьмой главы. Обстоятельства те же – Нана – куртизанка, к ногам которой любовники бросают состояния, репутации и даже жизни… Но Жолдак придумал персонажам новые характеры. У Семена Сытника – роль графа Мюффа. Он не просто один из ухажеров куртизанки, а воплощение невероятной любви, которая лишает сна и сводит с ума.

"Предела в этой роли нет. Она настолько глубока и настолько здесь нужно не играть. Здесь надо любить человека, который занимается вот этим родом занятий, каким занимается Нана – проституцией. Отдав ей все – и сердце свое, и все материальное – стал буквально нищим человеком. Как это сыграть на 10 раз, как это сыграть на 20-й. Как вообще это сыграть?" – задается вопросом заслуженный артист России Семен Сытник.

Исполнительница главной роли Анна Блинова практически не покидает сцену. Кружится и скачет перед зрителем три часа. Жолдаку чужда холодная бесстрастность, с которой препарируется Нана в романе. Французскую femme fatale он перекодирует в контрастную, сложную и совсем неоднозначную женщину. И за этой гротескной маской скрыто дитя. Если Золя сравнивает Нана с навозной мухой, то у Жолдака она – беззащитный раненый олень.

Из-за обилия откровенных эпизодов первый русский перевод "Нана" был сильно сокращён цензорами. Зрителей современной постановки ждут сцены на грани. "Пощечина общественной нравственности", каковой роман Золя воспринимался в XIX веке, и сегодня звучит довольно хлестко. Но за этой провокацией, обнажением тела и нервов – глубинный разговор о человеке. Не зря Андрий Жолдак сравнивает создание спектакля со спуском в ствол старого дерева, где во мраке таинственном и опасном нужно найти корни.

Новости культуры

Читайте также

Видео по теме