Выберите регион

Смотрим на

О легендарном фильме Сергея Эйзенштейна "Александр Невский"

Жизнеописание Александра Невского в форме кинофрески – так называют киноведы фильм Сергея Эйзенштейна. И сходятся в одном: выбор Николая Черкасова на главную роль – безусловная удача режиссера.

Мы начали программу событием, приуроченным к 800-летию со дня рождения Александра Невского, этим именем и завершим её. То есть обликом и образом этого выдающегося деятеля, дипломата, полководца и мыслителя. Многим из нас придётся признаться в том, что облик великого князя для нас неотделим от того, что создали два выдающихся кинематографиста, режиссёр и актёр, Сергей Эйзенштейн и Николай Черкасов.

В годы, когда создавались экранные жития Ленина, Сталина, Чапаева, своего рода атеистический пантеон, Эйзенштейн вывел на экран настоящего канонизированного святого, который воплощал собой предельную степень положительных качеств. Хотели положительного героя? Получите! Я процитировал сейчас статью знаменитого российского киноведа Наума Клеймана, крупнейшего знатока творчества Эйзенштейна. Наум Ихильевич очень помог нашему корреспонденту Станиславу Анисимову в подготовке этого специального репортажа.

Жизнеописание Александра Невского в форме кинофрески – так называют киноведы фильм Сергея Эйзенштейна. Все сходятся в одном: выбор Николая Черкасова на главную роль – безусловная удача режиссера.

"Эйзенштейн заметил, что двадцать пять процентов ракурсов его лица совершенно симметричны, а семьдесят пять процентов ассиметричны. И он составил список ракурсов, как снимать так, чтобы у него было иконописное лицо", – отметил киновед, специалист по творчеству С.Эйзенштейна Наум Клейман.

Эйзенштейну не нужно было подбирать актёра по принципу портретного сходства. Прижизненных изображений великого князя не существует. А вот у иконописных образов – давняя традиция. Изображения Невского в образе воина появились в Новое время. Одно из первых – в Успенском соборе Горицкого монастыря, в Переславле-Залесском.

"В подкупольном пространстве в обрамлении картушей мы видим его изображение в княжеских одеждах", – заметила экскурсовод Татьяна Ракчева.

Работая над фильмом, Эйзенштейн обратился к истокам истории великого князя. Благородные качества своего героя он доводил до предела.

"Сергей Михайлович написал сам, что это житие, это фильм о святом Александре Невском, он не собирался делать ни биографию, ни психологический фильм. Это шел разговор именно о святом, который был защитником Руси", – добавил Клейман.

Режиссёр так видел своего героя – между святым и воином. Как на иконе Владимира Боровиковского, сегодня она хранится в запасниках Третьяковской галереи. Нимб над головой, хоругви с ликом спасителя и Богородицы, и в то же время княжеские одежды и венец.

"Он раскрывает разные ипостаси Александра Невского, для него Александр Невский – это и воин, потому что он изображает его и в латах, с мечом здесь даже и меч. Это воин света, который несет людям победу добра над злом, который заставляет людей в конечном счете поверить в эту победу", – заметила сотрудник отдела живописи XVIII века Государственной Третьяковской галереи Ирина Басова.

Оружие для фильма восстанавливали по летописям. В XIII веке был популярен романский тип мечей. В отличие от своих предшественников – каролингских – романские не отличаются таким богатством и нарядностью, как указывают специалисты. Эти мечи ковали из стали.

"Температура ковки углеродистой стали для данного меча – от 800 до 1000 градусов", – пояснил кузнец Московского государственного объединённого музея-заповедника "Коломенское" Юрий Крылов.

Романский меч не только рубящий, но и колющий. Важнейшим этапом его изготовления было закаливание: раскалённый клинок погружали в ёмкость с маслом. От количества повторов – зависела твердость оружия.

А вот вес таких мечей небольшой – полтора килограмма. Это важно, учитывая суммарную массу доспехов воина. Самым тяжелым элементом была кольчуга.

"Вес начинался в среднем от пяти шести килограмм и мог достигать 12-14. Есть более легкие и более тяжелые, но более легкие, обычно низкого качества", – отметил хранитель экспозиции оружия и регалий Оружейной палаты Музеев Московского Кремля Федор Панфилов.

Псы-рыцари весили не больше русских воинов. А сцена массового потопления крестоносцев – явное художественное преувеличение, основанное на цитате из летописи XV века "иных вода потопи".

"Если кто-то из рыцарей и тонул, то естественно, это были отдельные единичные случаи. В любом случае, их потопление не было ни красивым, ни столь эффектным, как это показал Эйзенштейн", – рассказал Роман Соколов.

Этого эффекта Эйзенштейн добился благодаря музыке Сергея Прокофьева. Он лично обсуждал с композитором музыкальное сопровождение каждой сцены фильма.

"Надо было дух передать, а не стилизовать. Прокофьев уловил ту степень новизны, там никакой архаики, а в тоже время полное ощущение колорита XIII века. Диалог шел у них очень просто , они понимали с полуслова друг друга. Были образные намеки. Эйзенштейн говорил образ: сделай мне как пробкой по стеклу. Вот пробкой по стеклу, чтобы дрожь была в теле. И Прокофьев принимал это как творческое задание", – рассказал Клейман.

Бюст Александра Невского, созданный в 1958 году сделан с актёра Николая Черкасова. Этот памятник установлен возле Спасо-Преображенского собора, в котором был крещён Великий князь. Сергей Эйзенштейн взялся за историю об Александре Невском из-за отсутствия подробных исторических источников, и его фильм заменил их. "Как я сделаю, так оно и будет", – говорил режиссер. Так и оно получилось. История и облик Великого Князя сегодня не отделимы от фильма, снятого в 1938 году.

Читайте также