Выберите регион

Смотрим на

20 главных цитат из фильма Вернера Херцога "Встречи с Горбачевым"

2 марта первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев отмечает 90-летие. К этой знаменательной дате эксклюзивно на "Смотрим" – документальный фильм-интервью "Встречи с Горбачевым" режиссера Вернера Херцога. В нашем материале – самые значимые высказывания известного политика и реформатора.

2 марта последний генсек ЦК КПСС, первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев отмечает 90-летие. К этой знаменательной дате эксклюзивно на "Смотрим" – документальный фильм-интервью "Встречи с Горбачевым" немецкого режиссера Вернера Херцога. В нашем материале – самые значимые высказывания одного из крупнейших политических лидеров XX века о его жизни, семье, работе и самых важных политических достижениях.

Об отце

Летом 1944 года мать получила письмо о том, что он героически погиб на фронте. Но несколько дней спустя пришло письмо от него самого, он был жив и здоров. Прошел год, и однажды кто-то крикнул: "Едет твой отец". Сначала я не поверил, но потом увидел его. Те чувства невозможно описать. Он схватил меня, обнял. А потом сказал то, что я запомнил на всю жизнь: "Мы сражались изо всех сил, и вы должны жить так же".

О детстве после войны

Все было разрушено. Ставропольский край находился под оккупацией, было много потерь. Самым трудным оказалось – выращивать хлеб. Первый год – неурожай и голод, второй год – неурожай. Отец был опытным механизатором, как-то мы поехали смотреть, что творится. Я увидел, как растения высечены ветром и пылью на грани гибели. Но в конце дня пошел дождь. И все возобновилось. Земля ожила и впервые после войны позволила нам собрать большой урожай. И нас наградили орденами – отца и меня.

О том, как вступил в партию

Поразительно, но я вступил в партию в десятом классе, по натуре я был очень активным человеком. Дед был старый коммунист, отец на фронте вступил в партию. И когда я сказал, что тоже хочу, они поддержали это решение. Вот с тех пор я связан с политикой.

О перестройке

Когда я был избран генсеком ЦК КПСС, в числе важнейших задач значилась перестройка. Это желание перестройки родилось из внутренних потребностей. Финансы в плачевном состоянии, дефицит продовольствия и строительных материалов. Всюду взяточничество и торговля из-под полы. Горы неустановленного оборудования. Станки собирались и отправлялись без должного контроля и с отсутствующими деталями. Составы с товарами стояли заброшенными на станциях, груз приходил в негодность или расхищался. Больше ничего не работало. Полная реструктуризация, получившая название "перестройка", была жизненно необходима.

Я думаю, то, что мы делали, все-таки было направлено на преобразование. Больше демократии. Это было первое и главное. Дальше у меня еще значилось, что нужно больше социализма. Ставка на то, чтобы больше, больше, супер, супер. Это все несерьезно. Верней, это серьезно, но это не в ту степь.

Об аварии на Чернобыльской АЭС

Чернобыль – это наука. Это такой урок, который мы не можем игнорировать. Я думаю, что этот урок не устарел. Вы посмотрите, что происходит в мире. Как только мы узнали, с чем имеем дело, и более-менее разобрались, сразу всему миру стало известно. Это то, в чем упражняются западные политики моего времени, а сейчас им не уступают – бросать грязь. Куда деваться? Это все пошло от Советского Союза.

О Маргарет Тэтчер

Еще до того, как я стал президентом, мы познакомились с госпожой Тэтчер. Я был с делегацией у них. Она яростный защитник ядерного оружия. Я говорю: "Слушайте, я поражаюсь, вы женщина современная, возглавляете культурную страну и почему-то себя чувствуете удобно, сидя на ядерной бочке. Не пойму". Мы вели с ней острые дискуссии.

О встрече с Рональдом Рейганом на саммите в Рейкьявике

Я вечером должен был встречаться с журналистами. Их было 700 или тысяча человек. Этот зал до сих пор стоит у меня перед глазами. Они встали молча и ждут. Тогда я сказала, что наша встреча с Рейганом – это не провал, а прорыв. Мы заглянули за горизонт. Мы видим, куда нужно идти дальше. Рейгану утром доложили, что Горбачев сказал, что это не провал, как они думали и как они говорили, а что это прорыв. Так и пошло. И в результате мы начали работу по уничтожению ядерного оружия.

О ядерном разоружении

Надо не останавливаться, надо идти до конца. Мы с Рейганом записали везде: избавиться от ядерного оружия. Нам удалось расправиться с целым классом ядерного оружия. И тем самым мы отодвинули ядерную угрозу, причем такую угрозу, что если бы она состоялась, то поправить дела было бы трудно. Мы не закончили бы холодную войну, если бы не было желания с той или с другой стороны. Мы поняли и сделали это. Мы и американцы лучше всех знаем, чего стоит такая война. Гибели цивилизации. Я думаю, что есть возможность возобновить процесс дальнейшего ядерного разоружения.

О холодной войне

Не может холодная война быть формой ведения международных отношений. Люди, которые не понимают важности продолжения сотрудничества, ядерного и другого разоружения, не должны иметь места в политике, а они сидят и в военных комплексах, и в политике.

Я хочу сказать, что это был поразительный процесс изменения, налаживания, выход на новые отношения между Россией и Америкой. Он шел по линии политики, по линии военных дел, по линии молодежных обменов и так далее. Я участвовал в этом процессе, у нас были товарищеские отношения, но кому-то это не нравилось. Америке вскружила голову их победа в холодной войне. Какая победа? Победа была достигнута общими усилиями. Ее бы никогда не было, если бы мирное сообщество не было так настроено.

О первой встрече с немцами, о немецком народе и канцлере Германии Гельмуте Коле

Знаете, когда я с немцами встретился впервые? Мой дед руководил колхозом и однажды предложил поехать с ним в гости к соседям. Соседи мне понравились. Во-первых, потому, что магазин был заполнен пряниками – лошадки, рыбки, зайчики. Сладко, сладко. И оказалось, что это были немцы. Мне сказали, что вот есть такие люди, их называют "немцы", поэтому у меня сложилось впечатление, что такие пряники могут делать только хорошие люди.

Что касается Гельмута Коля, то начало у нас было неважное. В какой-то момент он даже сравнивал меня с Геббельсом. Потом все изменилось, мы стали друзьями. Крепко дружили, очень активно работали вместе на сближение, на сотрудничество, которое привело в конце концов и к объединению Германии.

И в политике, и в экономике, и культурно давно мы связаны. В общем, немцы нам судьбой даны. Сначала они много беды нам принесли, но теперь я ставлю их на первое место в том, что касается дружеских отношений.

О распаде СССР и Борисе Ельцине

В советских кругах были две точки зрения. Все считали, что это надо делать. Подавалось это как будто бы с согласия стран. То есть надо было не разрушать, а расширить сотрудничество, расширить права. А беда была в том, что кто-то спешил. А спешили те, кто очень хотел захватить власть и реализовать какие-то свои планы.

А теперь говорят: "Почему Горбачев допустил? Мы же проголосовали за сохранение Союза и союзного государства". Когда этот процесс начался, я бился головой об стенку, но нравятся такие политики, как Ельцин. Лихачи, лихачи. С ним надо было поступить иначе, но моя натура такая. Я не стремлюсь к мщению. Его надо было отправить тогда в другое место. Мне обидно за свой народ. Я и сейчас сожалею, что это произошло. Это внутренняя проблема.

Вместо того, чтобы зажечь спичку и прикурить, организовали пожар и все сгорело. Так вот, Горбачев, надо тебе открыто и прямо говорить – что это было. Борьба за власть остается опасным явлением.

О Раисе Горбачевой

Мне очень повезло. Я искал и нашел. Я встретил ее в университете. Я сижу однажды занимаюсь, заходят мои друзья, два фронтовика, и говорят: "Михаил, пошли с нами, там такая девушка появилась". Я помню ее голос и смех. Больше, чем вы думаете. Мы были очень близки друг другу. У меня такое впечатление, что меня лишили жизни.

О своем вкладе в мировую историю

Начали уже оценивать. Я думаю, что перестройка принесла окончание холодной войны. Это имеет огромное значение. То, что мы начали разоружаться, имеет огромное значение. И, конечно, были довольно большие планы продвинуть демократию в стране. И тут было сделано немало, но до конца не получилось, потому что начали выступать силы, которые завладели властью, собственностью, и начали срывать наши планы, их не устраивала демократия.

О том, что должно быть написано на его надгробии

Повторю то, что однажды прочитал на могиле друга, и это навсегда врезалось: "Мы старались!"

Еще больше интересных новостей – в нашем Telegram-канале @smotrim_ru.

Читайте также

Видео по теме